Международные исламские организации

Автор текста: Роберт Енгибарян

После окончания Второй мировой войны одна за другой возникли международные исламские неправительственные организации:

  1. Лига исламского мира (ЛИМ),
  2. Всемирный исламский конгресс (ВИК).

Особняком стоит созданная в 1945 году и объединяющая 20 арабских стран Лига арабских государств со штаб-квартирой в Каире. В этих организациях исламские страны представлены не политическими или светскими деятелями, а национальными духовными лидерами.

Главная идеологическая концепция этих организаций – «мусульманское неприсоединение», в реальности предполагающая не допускать сближение с другим, чужим миром, развиваться с ним параллельно, черпая оттуда всю необходимую техническую, гуманитарную, научную, медицинскую и другую помощь, оставаясь при этом закрытым обществом, с послушным (сам ислам означает «покорность») населением, живущим по законам средневековья.

Можно провести некую параллель с канувшим в Лету советским обществом, когда власти старались во что бы то ни было утаить от своих граждан успехи развитых капиталистических стран в области социальной и общественно-политической жизни, наглухо закрыв свои границы перед собственным населением.

Другое очень важное сходство между ставшей историей советской властью и исламским миром это полное бесправие их граждан, правильнее подданных, абсолютная безальтернативность и однообразие их жизни. Быть во всем как все, любая особенность, тем более свободное мышление, преступление. Мыслить и существовать только в рамках официальной коммунистической идеологии в исламском мире религии и Шариата, любое сходство с Западом запрещено, нарушает основы общества и государства.

Если продолжать параллель между исламом и коммунизмом, то в исламе корни несвободы значительно глубже, и население более отсталое. Не забудем, что коммунизм, тем не менее, был европейским явлением.

На международной арене ряд независимых исламских организаций ведет узкоспециализированную деятельность в области финансов и банковского дела. Существует

  • Исламский банк развития,
  • Международная ассоциация исламских банков,
  • различные международные исламские агентства новостей,
  • Исламская организация образования, науки и культуры,
  • Всемирный центр исламского образования, активно развивающий провокационную деятельность,
  • Организация исламского призыва, считающая своей главной задачей распространение ислама во всем мире и оказание помощи мусульманским меньшинствам в немусульманских странах.

В рамках стремления к полной независимости от мирового сообщества создан и Международный исламский суд справедливости, требующий в каждом конкретном случае передать совершивших преступление мусульман в его юрисдикцию. В разное время созданы также явно радикальные религиозные международные организации, такие как «Братья мусульмане», «Хезболла», ставшие известными мировому сообществу благодаря многочисленным экстремистским акциям.

Вышеупомянутая ОИС (Организация исламского сотрудничества), несмотря на заявленный ею принцип приверженности Уставу ООН и принцип соблюдения основных прав человека, старается подменить собой ООН в исламском мире. Однако о каком светском характере этой организации может идти речь, если в ее уставе заложен строго обязательный принцип приоритетности ислама не только во внутренней жизни, но и в международных отношениях?

За желанием элит исламского мира стоять особняком, сохранять жесткую, средневековую вертикаль власти над темным, послушным населением и при этом широко пользоваться благами цивилизации, созданными ненавистным другим миром, и одновременно выглядеть современными стоит цель принятия Всеобщей исламской декларации прав человека, которая лишь на первый взгляд является аналогом широко известной ооновской Декларации прав человека.

Несмотря на провозглашенный этим актом принцип невмешательства во внутренние дела суверенных государств, тут же добавляется, что все мусульманские меньшинства мира и каждый мусульманин в отдельности – неразделенная часть всемирной мусульманской общины – уммы.

Получается, что «правовая юрисдикция» государств не распространяется на проживающих на их территориях мусульман. Это нонсенс, означающий непризнание не только международного права, но и всего миропорядка современной цивилизации.

Таким образом, европейские государства, в том числе Россия, из гуманитарных соображений принимая голодающих, погибающих от пуль бандитов или своих правителей мигрантов, а потом разрешая им строить мечети, создают у себя враждебную «пятую колонну», живущую самостоятельно согласно шариату.

А когда европейские государства требуют от мигрантов соблюдать законы, они вынуждают этих «добрых» людей отвечать джихадом. Не надо непрошенных гостей раздражать своими христианскими праздниками (Крещением, Новым годом), христианской символикой и особенно женскими короткими юбками, вынуждая их пойти на сексуальное насилие или террористический акт. Если вы действительно цивилизованные, то должны терпеть, ведь ваша христианская вера приветствует мученичество?

Остается открытым еще один вопрос: может ли этнический араб или турок быть неверующим или атеистом, проживая на территории исламского государства, или свобода совести в исламских государствах – априори неприемлемый принцип? Безусловно, нет, так как в противном случае его осудят самым жестоким образом. А как обстоят дела в отношении проживающих в стране людей другой цивилизационно-религиозной принадлежности? Запреты, притеснения, невозможность строить церкви, носить христианскую символику, как в Саудовской Аравии и т. д. Значит, главное завоевание цивилизованного мира – равенство людей вне зависимости от национальности, пола, религии, расы – в исламских странах опять априори не учитывается. К сожалению, придется констатировать, что исламский мир в действительности не стремится войти в современную цивилизацию, а остался на ее пороге.

Сегодня сотни высокооплачиваемых адвокатов-европейцев, специалистов, журналистов, представителей прессы и политики зарабатывают десятки миллионов долларов, представляя интересы ислама в разных западных странах и организациях, в судах, финансовых кругах для оправдания преступлений мусульман в христианских странах, отстаивания их права строить мечети, воспитать детей в исламских школах, оправдать многоженство, насилие к женщинам.

Исламское международное движение, начатое параллельно с большевистским, удивительно напоминает его, а более того, во многом и копирует. Вместо коммунистической солидарности, объединения всех трудящихся и пролетариев, защиты их интересов во всем мире и распространения идей коммунизма для победы во всем мире исламисты используют призыв к защите и распространению ислама, заменив слово «трудящиеся» на слово «мусульмане».

Главная общность между коммунистическим движением и сегодняшним исламом была и есть в одном – сокрушить значительно более развитый, свободный, богатый демократический западный мир, как в свое время коммунистические страны, отгородившись от демократического мира, стремились разрушить его с помощью пролетариев-коммунистов и других левых партий. Ислам старается делать то же самое, но уже с помощью осевших там мусульман и распространения своей религии.

В любом случае, мы имеем дело с одним и тем же явлением, сменившем лишь внешнюю упаковку и оформление. Однако разница, и притом существенная, – в другом. Коммунисты, будучи европейцами, или конфуцианцами (в Китае), понимали значение науки и образования, быстро развивались и со временем трансформировались в более открытые, с немалым набором демократических свобод общества. А ислам не меняется внутренне, продолжая жить по шариату и средневековому календарю, сохраняя свою воинственную природу.

Безусловно, налицо внешние изменения в экономике более успешных исламских стран, являющихся сырьевыми придатками Западной Европы (в исламском мире не было и нет обрабатывающей промышленности, машиностроения и производства технологически сложной продукции). Но внутренне люди, кроме потерявших связь с мечетью и религией, почти не меняются. Аллах дал им нефть, которая им не нужна ни для заправки верблюдов, ни для заправки лошадей или мулов. Гяуры, которым эта нефть нужна, платят за нее сумасшедшие деньги, качают ее, при этом конкурируют между собой и поднимают ее цену. Идиоты! Нам удалось обмануть вашего христианского бога!

Вопрос о том, как будут развиваться события, к чему приведут глобальные противоречия между развитой Европой и обуреваемым противоречиями, голодным, плохо управляемым, пронизанным средневековым религиозным духом исламским миром, находящемся сегодня на новом этапе подъема, решается именно сегодня. Без преувеличения можно сказать, что нависшая над Европой и христианской культурой опасность реальна и очень велика.

Ситуация усугубляется тем, что за редким исключением руководители Евросоюза и Западной Европы – представители неолиберальной идеологии. Вместо реальной оценки создавшейся ситуации и применения адекватных мер они используют тактику бесконечных уступок и компромиссов, стараясь таким способом сохранить контроль над происходящими процессами, а в первую очередь – свою временную власть.

Они призывают свой народ быть толерантными, гуманными, сердобольными, готовыми терпеть и страдать, переживать за жизнь и честь своих детей и близких, и таким образом очищать свои души. Еще раз можно убедиться, что неолиберализм сегодняшних европейских политиков перестал быть рациональным, живет и действует в другом измерении наподобие отклонившейся от реалий религиозной секты.

Если такая тактика в краткосрочной перспективе приносит какие-то плоды, то в стратегическом плане она может привести к катастрофическим последствиям для этих стран. Приведем пример из французской действительности, который со временем может стать актуальным и для России. На последних президентских выборах за социалиста Франсуа Олланда проголосовали 80 % получивших французское гражданство мусульман, которых в стране официально больше семи миллионов и которые фактически превратились в значительную политическую силу. За него проголосовало также большинство пенсионеров и сравнительно неимущих слоев общества, среди которых преобладают представители натурализованных меньшинств.

Таким образом, демократический принцип всеобщности выборов из прогрессивного инструмента сегодня трансформируется в негативный, так как априори к власти придут партии, выступающие под популистскими и нереализуемыми лозунгами отнять у богатых и раздать неимущим. Учитывая сегодняшние тенденции мирового развития, когда число пенсионеров и прочих лиц, получающих различную социальную помощь, неуклонно растет, а созидающих и богатых становится все меньше, такая политика в итоге приведет к истощению налоговых поступлений, исходу из страны в оффшоры и за рубеж успешных и богатых.

Добавим также, что для миллионов не работающих и не желающих работать мигрантов социальные выплаты приближаются к зарплатам напряженно работающих налогоплательщиков. В итоге – Олланд у власти, а государственник Саркози, выступающий за планомерную депортацию хронически неработающих или замешанных в криминале мигрантов, проиграл так же, как и интересы государства в целом. Остается надеяться, что естественный инстинкт самосохранения и трагичность ситуации заставят все дееспособные силы Европы, в том числе самую большую и могущественную страну европейской христианской культуры Россию, консолидировано отражать лавинообразный натиск средневековья.

Наряду с этим вал критики и усиливающееся сопротивление населения, скорее всего, заставят либеральные власти Европы скорректировать нынешний пагубный политический курс. А еще более вероятно, что на будущих выборах ни Меркель, ни Олланд не получат доверия населения. Но пока, несмотря на свой подорванный авторитет, они работают, более того стараются завлечь избирателей новыми обещаниями.

 

Вряд ли можно согласиться с утверждением канцлера Ангелы Меркель о том, что будущее Европы и проживающих на ее территории народов она и ее соратники видят без границ, без национальной, культурной и религиозной идентификации, что только на таких условиях Европа станет родиной для всех проживающих на ее территории граждан. Для 35–40 миллионов мигрантов, преимущественно мусульман, получивших гражданство или находящихся в процессе его получения, это весьма заманчивая перспектива. И, на первый взгляд, эта концепция представляется вполне гуманной и сулит перспективы светлого европейского будущего. Но в действительности за этими щедрыми обещаниями скрывается желание получить голоса обезличенных избирателей в нарушение здравого смысла. Более того, такая идеология опасна для великой европейской христианской культуры, ее национальной базы, европейских традиций и языков. А может, это новый путь, ведущий к усилению в Европе немецкой доминанты, при условии, что главные стратегические конкуренты Германии Франция и Великобритания будут заняты серьезными внутренними проблемами? 

Остается открытым только один вопрос: а кто будет трудиться, производить, мыслить и творить в обезличенной Европе? Люди в тюрбанах и сандалиях на босу ногу? Или женщины в парандже или никабе? Разве они будут изучать Канта и Гегеля, читать Шиллера и Гейне, слушать Баха и Бетховена?

Или всей Европе уготована судьба быть низвергнутой в средневековье, причем не в европейское средневековье, которое даже сегодня недостижимо для исламского мира, а в примитивное азиатское средневековье с караванами верблюдов и мулов, рабством и гаремами? Даже страшно представить, что будет с населением старой доброй, расслабленной и интеллигентной Европы, когда незваные гости-оккупанты достигнут численного превосходства и приступят к активному формированию своих политических и общественных организаций.

Кстати, иногда писатели, работающие в жанре фантастики как, например, Жюль Верн, в своих прогнозах опережают время, описывая то, что произойдет через десятилетия и даже века. Показательна в этом плане художественная книга известного современного французского писателя Мишеля Уэльбека «Покорность», в которой описаны приход к руководству Францией в 2025 году исламской партии и переход страны на исламский путь развития.

А чему удивляться? Ведь в течение нескольких столетий значительная часть Европы (Испания, Португалия, Греция, Балканы, Румыния, Молдавия) находилась под властью ислама. Может, история действительно повторяется, но уже в трагико-гротескном виде?

За последние 20–30 лет национальная мозаика Ближнего Востока, Турции, Ирана, Индонезии, Африки (в меньшей степени – в Южно-Африканской республике) основательно нарушена. Христиане десятками миллионов покидали, а точнее, были вынуждены покинуть веками обжитые регионы компактного проживания. Разрушены и разграблены их дома и церкви, взорваны античные памятники культуры, везде царит неприкрытое притеснение христиан. Но неолиберальные руководители могучих христианских государств не замечают этого, стараясь в любой ситуации перехитрить друг друга и за счет своего соседа получить максимальную прибыль. Это есть не что иное как принцип индивидуализма – приоритета личного успеха над всем остальным, возведенный в ранг государственного принципа.

Бесцеремонно, путем политической демагогии, шантажа и угроз, применения силы, притеснения христиан продолжаются и сегодня. А если пресса, отдельные политические и общественные деятели с ними не соглашаются, наемные европейские адвокаты-«правозащитники», либералы всех мастей, продажные журналисты поднимают вселенский шум, обвиняя их в исламофобии и даже в расизме. В качестве абсолютно доказанного факта жестокости христиан неизменно приводится история «крестовых походов» христианского средневековья против мусульман. Но в чем была цель похода, что хотели освободить крестоносцы? Христианские святыни – Иерусалим?

Получается, освободить свои святыни – это преступление, а завоевать и удерживать их можно?

У кого сейчас находятся главные христианские святыни: Константинополь, основанный в 324 году Константином Великим, собор Святой Софии, в 1453 году преобразованный в мечеть под названием Айя-София? Значит, толерантность и политкорректность доходит до того, что люди христианской культуры должны замалчивать главные даты развития человеческой цивилизации, чтобы не обидеть «бедных» потомков завоевателей? Сказать правду – еще не означает стремление во что бы ни стало повернуть историю вспять. Правильным шагом стало бы объявить их экстерриториальными общими цивилизационными ценностями, спасти эти величайшие творения человечества от участи Пальмиры.

А зачем далеко ходить? Посмотрите на сегодняшний национальный состав бывших советских «братских», а ныне исламских республик, с помощью русского центра получивших при советской власти государственный статус, элементарные основы культуры организации государства.

Не имевшие в прошлом своей государственности, Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, давно потерявший самостоятельность древний Узбекистан, стали равноправными членами мирового сообщества и ООН. Вместе с тем, из-за проводимой властями этих республик политики открытой исламизации и притеснения христианской части населения христиане были вынуждены покидать эти республики в массовом порядке. Если до распада СССР там проживало около 10 миллионов русских, украинцев, немцев, белорусов, армян, евреев, то сегодня их осталось около четырех миллионов, в основном в более благополучном Казахстане, и исход этой части населения продолжается.

Дружественные США Саудовская Аравия, Индонезия и другие исламские государства под угрозой уголовного наказания строго запрещают строительство христианских культовых сооружений, ношение христианской символики, празднование рождества и нового года. Наряду с этим уж перебравшиеся в Европу мусульмане, в массе своей неработающие и живущие на социальные субсидии европейцев, настойчиво требуют от властей Франции, Бельгии и других европейских стран то же самое – скрывать и не проявлять свою принадлежность к христианству, что не мешает им тысячами открывать в Европе новые мечети, медресе, исламские школы.

Но ведь все в нашем мире взаимосвязано, рано или поздно вместо плачущих феминисток и феминизированных неолибералов к власти неизбежно придут дееспособные силы с адекватной оценкой ситуации. Сегодня раковая опухоль ислама ежечасно увеличивается на теле Европы. Своевременно не проведенная хирургическая операция по ее удалению убьет континент – колыбель христианской культуры – и его народы. Боже, открой глаза трусливым европейским политикам, любой ценой собирающим голоса избирателей.

В обозримом будущем ислам не перестанет бороться с мировым сообществом, особенно с богатой, разобщенной старой соседкой Европой. Ислам с помощью новых и новых миграционных волн постарается подчинить ее демографически, а потом и цивилизационно. Это огромная людская лавина будет кипеть как в самих европейских странах, так и по соседству, угрожать в каждую минуту просочиться туда, где образовывается политическая воронка либеральных режимов, где под натиском феминисток, секс-меньшинств, правозащитников разных мастей изнутри разрушаются государственность и историко-культурные ценности, как во Франции, которая первой в Европе объявила себя светским государством без указания на то, что христианство – основа ее цивилизации. Неслучайно Папа Римский Франциск назвал Францию «неблагодарной дочерью католической Церкви».

Своими необдуманными действиями в Африке, Азии и на Ближнем Востоке США только ускорили эти процессы, которые к ним имеют пока только отдаленное отношение. Более того, беспорядок на мировых просторах, ослабление политических и экономических конкурентов только на руку США, ведь перевод рыночных правил в межцивилизационные отношения тоже соответствует либеральным ценностям.

 

Можно вспомнить события в Югославии 1999 года, когда Америка под предлогом защиты прав человека 78 дней подряд бомбила Югославию, после чего в Европе появилось первое исламское квазигосударство Косово, ставшее центром наркоторговли и криминала всего континента.

Все попытки пойти на примирение с исламом пока оказались безрезультатным. Примирить ислам и христианство, базирующиеся на них две культуры и психологии, сегодня и в обозримом будущем вряд ли получится. Они фундаментально отличаются по всем главным параметрам человеческой жизнедеятельности.

Христианская культура, философско-правовая доктрина, считает человеческую жизнь божественным даром, самой великой ценностью среди всех существующих, для сохранения и безопасности которой общество и государство обязаны делать все возможное. Убийство и самоубийство в христианской культуре – великий грех. Убийца и самоубийца не могут быть похоронены на кладбище вместе с остальными, предаются анафеме и отлучению от церкви. Противоположную позицию по этому исключительно важному для человеческого бытия вопросу занимает ислам. Человеческая жизнь в исламе – ничто, человек пришел в этот мир, который нельзя изменить, и он обязан делать все от него зависящее, чтобы убить неверных, в том числе даже ценой собственной жизни, и тогда он станет «шахидом» и перед ним откроются райские врата.

Трудно даже представить, какая опасность кроется в этой религиозно-мировоззренческой установке для мусульман – в массе своей глубоко верующих, темных и необразованных людей, живущих по средневековым законам шариата. Не потому ли многие из них не ценят ни свои, ни чужие жизни, хладнокровно идут на убийство людей, вина которых только в том, что они не мусульмане. Тогда не лучше ли жить раздельно, а если гостить друг у друга, то временно? Разумеется, среди мусульман немало цивилизованных, достойных людей, но, как правило, они не религиозны и, опасаясь мести сородичей, всячески стараются не выставлять напоказ этот факт.

После выступления кандидата в президенты США Дональда Трампа, предложившего закрыть ворота США перед совершившими на территории этой страны в разное время кровавые теракты мусульманами и временно принимать только студентов, бизнесменов и людей, приезжающих по делу, эта далеко не новая идея фактически была легализована. Ее поддержали миллионы людей, и она стала предметом самого широкого обсуждения не только в США, но и за их пределами.

Доводы о том, что Запад и Россия переживают демографический спад и нужна новая рабочая сила для поддержания экономики, абсолютно несостоятельны. Если автомобили Mercedes-Benz имеют спрос, то должна ли компания-производитель приглашать миллионы турок или алжирцев для дальнейшего расширения своего производства? А завтра, когда спрос на ее продукцию упадет, что будут делать эти люди со своими несколькими женами и многочисленными детьми? Во всяком случае не уедут обратно. Ведь ни одно исламское государство не создаст для своих единоверцев такие удобства и не выплатит из бюджета такие субсидии во имя «гуманизма и толерантности».

Значит, процветание компании будет достигаться за счет существенных социальных уступок и, самое главное, сужения жизненного пространства населения страны. Исключительно неравноценный обмен, если не сказать убийственный по своим последствиям для страны. Получается, что политика, даже в этом важнейшем для будущего страны вопросе, отдает приоритет краткосрочным интересам могущественных фирм. А как же иначе? Меркель и ей подобные нанятые политические менеджеры без согласия и финансовой поддержки этих фирм никоим образом не смогли бы прийти к власти, а в дальнейшем еще и успешно проводить удобную им политику. Ведь огромное количество депутатов и членов правительства – это также выдвиженцы тех или иных финансовых кругов, имеющие прибыль от их бизнеса.

Надежда, что ислам и его крайние течения в обозримом будущем смягчатся, станут более терпимо относиться к чужой культуре, приспособятся к современным реалиям, означает или просто элементарное незнание ислама, или сознательное опасное заблуждение. Ислам сегодня не в состоянии выйти из своего замкнутого круга. Его суть – это насилие по отношению к инакомыслящим, иноверцам, женщинам, сомневающимся, колеблющимся, неверующим, прелюбодействующим, секс меньшинствам и т. п. По отношению к ним могут быть применены притеснения и наказания вплоть до смертной казни, забивания камнями и иных действий, внушающих страх и отвращение. И кто должен проводить реформирование и гуманизацию ислама? Имамы со средневековым мировоззрением, не читавшие ничего, кроме Корана?

Правда, представители традиционного ислама пытаются применить архаичный текст Корана к современным реалиям, истолковать его в духе большей терпимости к христианству и другим религиям. Но пока эти усилия не дают особых результатов, так как, к сожалению, число сторонников крайних течений в исламе, таких как ваххабизм, увеличивается, о чем свидетельствует свирепствующий ИГИЛ, легко набирающий десятки тысяч головорезов со всех концов света. Вместо этого, мы наблюдаем бесконечный террор в мирных городах Европы и России, бушующие в социальных сетях восхищенные одобрительные отклики европейских и других мусульман на события в Париже и в Брюсселе.

Подытоживая сказанное, хочу сформулировать несколько тезисов.

Ислам, идеология раннего средневековья у кочевых народов, никогда не примет современные демократические ценности, такие как светское государство, свобода совести, равенство полов и отказ от применения насилия по отношению к несогласным. Посмотрите на современную политическую карту. Есть ли хоть одно исламское государство, где духовенство и религия не имеют доминирующего положения в общественно-политической жизни, где духовенство и религия отделены от государства, где установлены светские правила жизни? Сегодня в Саудовской Аравии, Пакистане, Йемене и т. д. за выход из ислама или несогласие с ним, за гомосексуализм, супружескую неверность женщин (мужчины освобождены от таких наказаний) предают мучительной смерти в присутствии тысяч ликующих людей. Часто к девушкам применяется также жуткая процедура обрезания, после чего многие из них погибают.

В исламских государствах отвергаются все базовые демократические ценности современности. Реформы в сторону смягчения ислама и практики ее применения заканчиваются крахом, как в Иране, или же происходит возврат к усилению исламского компонента в общественной жизни, как в сегодняшней Турции. Та же ситуация повторилась в Египте, где после свержения Мубарака в итоге выборов к власти пришла самая реакционная сила, существующая на Ближнем Востоке еще с 30-х годов прошлого века, «Братья-мусульмане». Только вмешательство армии и прогрессивного генералитета спасло страну от возврата в средневековье. Все это означает, что религия и уровень религиозности населения в исламских государствах имеют сильнейшие корни и, следовательно, демократические институты, такие как всеобщие выборы, не приведут к прогрессивным переменам.

При необходимости ислам примет тактику «такия», разрешенной шариатом лжи в отношениях с неверными. Принимайте и помогите, а потом…сложится та ситуация, которая существует во Франции или Бельгии. Как показали последние террористические акты, люди, проживающие в этих странах уже в третьем поколении, имеющие французское, бельгийское гражданство (мечта тысяч людей), получавшие из поколения в поколение социальную помощь, образование, жилье в собственность, взрывают себя и ни в чем неповинных людей за их глупую доверчивость и терпение.

До каких пор? Не пора ли мировому сообществу строго указать на далеко не мирный характер этой религии, потребовать от правительств исламских стран принятия соответствующих мер по ограничению катастрофического демографического роста их населения, обратить внимание на ужасные социальные условия, порождающие потоки беженцев. Пока главная проблема для европейцев – адаптация давно обосновавшихся в стране мусульман, а не прием огромного количества вновь прибывающих людей этой культуры.

События в Европе, да и в России, развиваются очень быстро. Миграционные потоки будут продолжаться волнообразно. Как Европа, так и Россия не должны перейти рубеж невозврата, когда приезжие, достигнув определенного количества, консолидировавшись, станут опасной общественно-политической силой. При этом им наверняка будет оказываться всяческая поддержка из-за рубежа, как это было в случае с Чечней. Важнейшей и действенной мерой должен стать запрет на строительство медресе и мечетей на полученные из-за рубежа средства. Здесь главными игроками опять выступают Турция и Саудовская Аравия, стремящиеся с помощью вновь создаваемых культурных и религиозных организаций держать в рамках ислама и шариата миллионы эмигрировавших в эти страны мусульман.

Следует помнить о том, что в исламском мире жестко действует принцип «дар аль-ислам», то есть любой мусульманин вне зависимости от места проживания и гражданства подчиняется мировой умме через ту местную умму, которая образовывается вокруг конкретной мечети, и за непослушание может быть наказан. Этот принцип отвергает международное право, предусматривающий обязательность юрисдикции государства над проживающими на его территории граждан вне зависимости от их религиозной или расовой принадлежности.

Необходимо также запретить денежные переводы отдельным лицам из зарегистрированных за рубежом непрозрачных источников. Как показывает практика, во многих случаях это делается для людей, связанных с джихадистскими организациями. Если бывший ученик медресе, прихожанин той или иной мечети совершает теракт, следует закрывать эти учреждения на пять лет. Если же такое случится с воспитанником этих учреждений повторно, следует закрывать их без права пересмотра этого судебного решения.

Есть еще множество методов, которые могут ограничить агрессивное распространение ислама в европейских странах. Прежде всего, требуется также запретить ее представителям концентрироваться в определенных районах и, самое главное, перестать выплачивать неработающим государственную помощь. Также следует распределять их на работу в различные уголки страны, подальше от больших городов, где они легко затеряются, и больше подвергать негативному воздействию.

Имеющим в своем составе исламское население европейским странам и России следует особое внимание обратить на проблему вовлечения мусульманок в трудовую деятельность (сервис, бытовые услуги, здравоохранение и т. д.) и на повышение их образовательного уровня. Только таким образом возможно обеспечить первоначальную социализацию исламских детей, их подготовку для вступления в детские учреждения и школы. Одновременно, следует ограничить или прекратить выплаты социальной помощи семьям, которые без учета своих материальных возможностей рожают больше двух детей, перекладывая их содержание на общество и на плечи налогоплательщика. Злостных нарушителей необходимо депортировать из страны вместе с несовершеннолетними детьми. Не гуманно – возможно, а не любить своих собственных детей, поставить под угрозу их будущее, гуманно? Ведь очень велика вероятность того, что социально незащищенный исламский ребенок пойдет в трущобы или станет «джихадистом» в будущем.


Из книги "XXI век: исламский вызов. XXI Century: Islamic Challenge"