Российский Кавказ в современном информационном поле: тренды, проблемы, решения

Автор текста: Чумиков А. Н.
Дата публикации: 07.08.2017

Рассматривая сегодня любые политические, экономические. социальные проекты, мы должны учитывать такие глобальные коммуникационные реалии, как состоявшаяся интернетизация мира в целом, нашей страны п связанное с этим многократное увеличение информационного потока, который оказывает спонтанное или плановое влияние на актуальные целевые группы.

Революционный рост объемов информации влечет с собой появление и нарастание следующих тенденции:

  1. Виртуализация окружающей действительности. Оставаясь неизменным на уровне так называемых «реальных дел», проект, в зависимости от предпринятых но отношению к нему виртуальных действий, «улучшается» или «ухудшается», «дорожает» или «дешевеет».
  2. Замещение фактов смыслами. Предлагаемый объем рациональной информации о проекте сегодня не может быть переработан индивидуальным сознанием. Знакомясь с многочисленными фактами и их интерпретациями, потребитель информации неизбежно вырабатывает свой, либо воспринимает доминирующий в информационном поле смысл.

По мере все большего увеличения информационного потока уровень эффективности воздействия на персону п целевые группы реальной (позиционированной по факту) информации и информации виртуальной (позиционированной по смыслу) меняется в пользу последней.

Кто и что является носителем виртуальности и смыслов?

С одной стороны, сами проекты как совокупность объектов и связанных с ними людей. Однако познакомиться непосредственно с каждым из этих компонентов "мест- возможность сравнительно небольшое число граждан (потребителей). Подавляющее большинство же формирует свое мнение под воздействием современных медиа. Отсюда и виртуализацию, и доминирующее перед фактами смыслообразование объединяют сегодня еще одним термином - медиатизация общества и действительности вообще.

Именно под воздействием современных конвергированных в различные формы медиа (средства массовой информации - СМИ) формируется во втором десятилетии XXI века общественное мнение— причем, степень медийного воздействия несопоставима с той, что была еще два-три десятилетия назад. В свою очередь, измеряемое состояние общественного мнения становится формализованным инструментом оценки действительных материалоемких действий.

Напомним, что в соответствии с Указом Президента РФ от 28 июня 2007 года «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации» исключительно посредством измерения общественного мнения, а нс формальной статистки оценивается:

  • удовлетворенность населения медицинской помощью;
  • удовлетворенность населения качеством общего образования, начального и среднего профессионального образования;
  • уровень криминогенности;
  • удовлетворенность населения деятельностью органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, в том числе их информационной открытостью.

Оптимизировать общественное мнение мы можем с помощью оптимизации медийного контента. Ото не значит, что проекты могут при этом не реализовываться. Но это значит, что отношение к ним при одном и том же уровне реализации будет разным, в зависимости от медийного воздействия. В свою очередь, само информационное поле подлежит измерению. И здесь тоже появился новый коммуникационный тренд.

Отдельные СМИ и локальные медийные базы постепенно интегрируются глобальными информационными системами. То есть если раньше некоторый заинтересованный субъект читал газету, журнал, смотрел телевизор, слушал радио и получал индивидуальную картину происходящего; то теперь Дачный субъект может обратиться к электронной медийной системе, которая выдаст ему в значительной мерс готовые аналитические решения. Работа с этими системами содержит в себе расширенные возможности измерений происходящего В информационном поле и его смысловой интерпретации.

Формируются системы измерений «новых медиа» или, как их еще называют, «социальных СМИ» - блогосферы и социальных сетей, которые представляют собой мини-СМИ, и общественные аудитории. Наиболее прогрессивным вариантом измерения количества и качества информации о конкретном субъекте » этом ноле к 2014 голу являлся информационный аудит анализ материалов СМИ и других сетевых ресурсов в целях составления медиапортрета проекта/объекта/территории/персоны.

С появлением электронных библиотек СМИ и технологии проведения информационного аудита мы получаем более конкретный, чем прежде ответ на вопрос о ведущем критерии эффективности проделанной в коммуникационной области и воздействующей на общественное мнение работы. Составив медиапортрет проекта X, например, в 2014 году и предложив план информационной кампании па 2015 год, мы можем и обязаны гарантировать заказчику позитивные н выраженные в цифрах изменения этого медиапортрета (влекущие за собой изменения восприятия) в оговоренных группах (категориях) СМИ и тематических блоках. Далее сопоставимый анализ медиапортретов-2014 и 2015 покажет, выполнены эти обязательства.

Обратимся к глобальному политологическому проекту «Российский Кавказ», призванному существенно оптимизировать ситуацию в этом регионе. Предлагая л ля пего актуальные решения, мы должны исходить из того, какие предпосылки для их реализации заложены в современном информационном поле и его отдельных сегментах. Для нашего сравнительного исследования («Российский Кавказ в современном информационном поле: тренды, проблемы, решения») таких сегментов было выбрано три: федеральные СМИ, медиа Северо-Кавказского федерального округа и зарубежные средства массовой информации (на примере Федеративной Республики Германии).

Борьба с терроризмом

После террористических ударов в Волгограде Владимир Пути объявил в своей новогодней речи, что «жесткая борьба против террористов» будет продолжаться до момента их «тотального уничтожения». Однако борьба против исламистского терроризма ведется уже в течение долгих лет, но до сих пор с очень ограниченным успехом. Начальник инспекции вооруженных сил Германии Ханс-Хайнрихь Питер опубликовал в январе 2014 года на своем официальном сайте статью на тему борьбы с терроризмом. Он пишет: «Путин говорит об «уничтожении террористов». Но он должен знать, что группы действующих террористов не нужно «уничтожать».

Чтобы побороть терроризм, нужна особенная программа по устранению социальных и общественных причин терроризма. С помощью денег и проектов нужно показать мусульманам перспективы в полностью обедневшем Северном Кавказе, чтобы они не были такой легкой добычей для террористических руководителей. У Москвы нет никакой программы.

Политика подавления вызвала противоположный эффект. Сегодняшние террористы - ото дети уничтоженных вчера и позавчера. Борьба против симптомов терроризма не будет успешной, пока не будут устранены социальные причины этой эпидемии».

Права женщин

Женщины часто становятся жертвами насилия и радикализации ислама. «Вплоть до 90-х годов в северно-кавказских обществах существовал умеренный ислам. Сегодня доминирует своего рода «мужской исламизм». Чеченский президент Рамзан Кадыров ввел в шариат правила одежды дли женщин. Женщины, нарушившие правила, часто становятся жертвами покушений. Гак, например, женщин обстреливали в общественных местах патронами с краской. После этого происшествия Кадыров заявил, что женщины сами дают повод для таких действий неприличной одеждой и поведением»

Миграция

Все больше людей покидают Северный Кавказ и отправляются в другие регионы РФ и в страны Евросоюза. Германия занимает первое место по числу за явок, пятая часть из которых поступила от граждан РФ. из них подавляющее большинство от жителей Северного Кавказа, н прежде всего, из Чечни. Ежедневная немецкая газета назвала эту тенденцию так: «Террористы ищут убежище в Германии». Причины высокого числа беженцев с Северного Кавказа: безработица, несоблюдение гражданских свобод и избирательность закона, коррупция. Миграция кавказцев в центральные части России обострила ксенофобию среди русского населения.

Туризм

В нейтральном информационном гоне сообщается о планах российского руководства по развитию туризма на Кавказе. «Москва хочет примирить Северный Кавказ с помощью массового туризма. I Отрясенный кровавым насилием, русский Кавказ должен стать доступным для массового туризма- и благодаря этому достигнуть политического спокойствия. В регионе высокой безработицы должны возникнуть до 330.000 рабочих мест. До сих пер Москва опиралась в большинстве случаев на жесткую военную политику. Теперь Кремль решил продвигать вперед экономику.

Отрывок из книги "Имидж – репутация – бренд: традиционные подходы и новые технологии".

Российский Кавказ в современном информационном поле: тренды, проблемы, решения