Изготовление и употребление спиртных напитков на Северо-Восточном Кавказе

Автор текста: Ибрагимова Зарема Хасановна
Дата публикации: 04.08.2017

Фруктовое винокурение в больших размерах на Северо-Восточном Кавказе началось с 60-х годов XIX века. До того времени местное производство было весьма невелико, хотя «кизлярка» спорила на Нижегородской ярмарке с французской водкой. С введением откупной системы и налогов на хлебное вино (1865), фруктовое винокурение, не обложенное тогда казной, сделало громадный успех в крае. Винно-спиртовая отрасль начала успешно развиваться в Терской области. Новые экономические отношения, установившиеся в крае с началом реформ, заставляли горцев опосредственно принимать участие в развитии винной промышленности края, так как это приносило немалые доходы. В 70-х годах XIX века виноградарство в хозяйствах чеченцев и ингушей после длительного упадка начинает возрождаться. Так, в 1872 году в селе Брагуны было получено вина 40 тыс. вёдер, в селе Новый Юрт-14 тыс.; в Старом Юрте-3 тыс. вёдер1. В Грозненском округе у чеченцев сильно увеличилась площадь пашенных земель, засеваемых кукурузой. Местная кукуруза шла на производство спирта и крахмала для заводов Владикавказа и Моздока, а также вывозилась за пределы области-в Дагестан и Ростов2.

Кавказское молодое виноградное вино под названием чихирь (до 500 тыс. вёдер) на ярмарках покупали фабриканты Москвы, Ярославля, Кашина и других городов. Они подвергали его заморозке, очистке, «сдабриванию» и на следующий год привозили на ту же ярмарку в качестве иностранного вина разных сортов3.

Чеченцы имели свои национальные напитки, которые употребляли во время праздников. Из дикого винограда выжималась чапа – сок для питья. Из слабоалкогольных напитков можно назвать бузу-напиток из проса и максу (сладкую бузу)4. Древнейшим чеченским напитком считалась ниха – брага. Ещё более древним был в горах напиток йий – горское пиво5.

В изречениях Пророка сказано, что всякое опьяняющее вещество является запретным 6. Мусульманское право представляет собой систему правовых принципов и норм, призванных защищать религию, жизнь, разум, собственность. Так, употребление спиртных напитков считается совершённым и доказанным в случае, если лицо признаётся в содеянном, обладая внешними признаками опьянения и в отношении него имеются свидетельские показания, подтверждающие этот факт. Данное преступление рассматривается как посягательство на разум (интеллект) человека, являющийся одной из защищаемых мусульманским правом ценностей, без которой немыслима и невозможна вера во Всевышнего7. Выдающаяся личность, чеченец, сподвижник Шамиля Ташев-Хаджи, в 1834 году обратился ко всем мусульманам с воззванием8. Приведём дословно речь этого мудрого человека. «Мы прожили свою жизнь, – говорил Ташев-Хаджи, – и того не ведая, совершали греховные поступки, употребляя опьяняющие напитки, куря табак, в своеволии и жестокосердии, и в нашей слепоте касательно истинного, правильного пути. А теперь каждому из нас необходимо чистосердечно покаяться перед Аллахом. Откажитесь же без промедления и сожаления от опьяняющих напитков…»9. В Библии, и в творениях святых отцов мы многократно находим строгое осуждение порока пьянства. В Священном Писании говорится, что «полезно…если будешь пить его умеренно.» «Пьянство-корень всех зол. Пьяница-живой мертвец. Никто так не исполняет злой воли дьявола как пьяница», – наставлял святой Иоанн Златоуст10.

В отчёте Главнокомандующего Кавказской армии Михаила Николаевича за 1869 год прямо говорится о том, что главный порок и причины всех проступков и преступлений на Кавказе-пьянство, корень которого лежит в среде, дающей рекрутов для армии»11. После окончания военных действий и вывода основного контингента российских войск, массовое употребление спиртных напитков среди офицеров, солдат и казаков оставалось одной из самых серьёзных проблем для высшего руководства, судопроизводственных органов и коренного населения Северного Кавказа, т. к. постоянно вызывало всплеск преступлений. Самым распространённым из них являлось самовольное оставление части, побои, кражи, изнасилования.

На фоне злоупотребления «кизляркой» происходили столкновения не только у солдат с местным населением, но зачастую были стычки между солдатами и офицерами царской армии с одной стороны и казаками Терского казачьего войска-с другой. Злоупотребление спиртными напитками в Терской области было распространено и среди рабочих. Так, по воспоминаниям современников: «…На руднике и Аллагирском заводе не было ни одного крепостного, не поражённого алкоголизмом. Все пили и здорово пили.». Тяжёлый физический труд рудокопа и металлурга, дешевизна и доступность спиртного и другие причины способствовали этому.

Государственная власть, следя за производством, торговлей и употреблением спиртосодержащих продуктов на Кавказе, пыталась не только контролировать эти процессы, но и производить их жёсткую регламентацию с помощью законодательных актов. В «Уставе о питейном сборе», изданном в 1867 году, ограничивалось время продажи вино-водочных изделий с 7 часов утра до 10 часов вечера. В городах и на ярмарках это время продлевалось до 11 часов вечера. Ограничения были, прежде всего, связаны с уменьшением функциональности контроля за продажей спиртного в более позднее время12. 24 мая 1875 года были изданы правила, по которым запрещалось открывать питейные заведения вблизи учебных заведений, больниц и церквей. Однако этот запрет неоднократно нарушался, в связи с чем, в 1890 году вышло распоряжение, по которому все винные лавки и погреба, расположенные ближе 40 сажень от перечисленных учреждений, закрывались13. Кавказская администрация стремилась бороться со злоупотреблениями спиртными напитками. В одном из документов говорилось: «…Ввиду ограждения населения Терской области от пьянства, подрывающего благосостояние её жителей, запрещается торговля спиртными напитками в неположенных для этого местах». По Указу Правительствующего Сената, с 1880 года запрещалось открывать питейные заведения не только на базарах, но и в любом месте, где происходил постоянный рыночный торг14.

Некоторые российские деятели пытались использовать спиртные напитки-как одно из средств покорения края. «Присовокупив к фанатическому учению Алкорана русскую водку, – писал Ростислав Давыдов, – а к обещаниям словесным толстую висельную верёвку-тогда дикарь, под влиянием страсти и страха быстро подвинется к нашим целям. С ослаблением морального достоинства человека, ослабевает вся масса в совокупности.»15. Чеченцы, по воспоминаниям очевидцев, «пили весьма исправно». Но спившихся среди них не было, так как пили они только тогда, когда представлялся к тому законный повод: приезд гостя, свадьба16. Пьяницы среди чеченцев попадались крайне редко17. Но по многим свидетельствам, в пьяном виде чеченец был просто невыносим. Придирчивость, ссора с кинжалом во время обильного застолья-были обычным делом. Часто такое поведение объяснялось горячим южным темпераментом»18. Употребление спиртных напитков «развязывало» язык, давало повод высказаться о наболевшем. Так, полковник Беллик 25 марта 1865 года доносил начальнику Терской области: «…Другой чеченец, после многих стаканов портера, был более откровенен, он прямо сказал: не пойдём мы в Турцию и не пустим тех, кто собирается туда; в Турции ждёт нас смерть, ждёт она нас и здесь, но здесь она приятней, потому что здесь наша родина и здесь лежат отцы наши, побитые русскими»19.

Примечания

  1. Гантемирова Г.А. Вовлечение Чечено-Ингушетии в экономическую систему России. Дис… канд. ист. наук. – Махачкала,1981. – С.74.
  2. Гантемирова Г.А. К вопросу о развитии торгового земледелия в Чечено-Ингушетии. //
  3. Из истории дореволюционного Дагестана. – Махачкала,1976. – С.197.
  4. Булгаков М.Б. Экономические взаимосвязи народов. // Российская многонациональная цивилизация: Единство и противоречия. – М.,2003. – С.56.
  5. Дубровин Н.Ф. История войны и владычества на Кавказе. Т.1. Очерк Кавказа и народов его населяющих. Кн.1. Кавказ. – СПб.,1871. – С.417.
  6. Алироев И.Ю. Нахские языки и культура. – Грозный,1978. – С.145.
  7. Основные положения социальной программы российских мусульман. – Ярославль,2001. – С.17.
  8. Гельдибаев М.Х. Особенности доказывания вины и назначения наказания в мусульманском праве. // Ойла («Мысль»). 1998.-№ 1. – С.79.
  9. Шарафутдинова Р.Ш. Арабоязычные документы Северного Кавказа из Государственного Исторического Музея. // Россия и арабский мир. – СПб.,1994. – С.57.
  10. ГИМ ОПИ. Ф.437. Ед. хр.2. Л.41 об.
  11. О социальной концепции русского православия. – М.,2002. – С.347.
  12. ГИМ ОПИ. Ф.307. Ед. хр.8. Л.9.
  13. Ибрагимова З.Х. Северный Кавказ. Время перемен (1860–1880). – М.,2001. – С.29.
  14. Кавказский учебный округ. Сборник распоряжений. – Тифлис,1890. – С.658.
  15. Важнейшие узаконения и распоряжения, относящиеся к Терской области за 1892–1893 гг. // Терский календарь на 1894 год. Кн.1.-Владикавказ,1893. – С.57.
  16. РГАЛИ. Ф.195. Оп.1. Д.5313. Л.7.
  17. Семёнов Н. Туземцы Северо-восточного Кавказа. – СПб.,1895. – С.65.
  18. Ковалевский П.И. Кавказ. Т.1. Народы Кавказа. – СПб.,1914. – С.164.
  19. По Чечне и Дагестану. // Справедливость. – М.,2003.-№ 3–4 (125–126). – С.19.
  20. Сигаури И.М. Очерки истории и государственного устройства чеченцев с древнейших времён. – М.,1997. – С.337.
Изготовление и употребление спиртных напитков на Северо-Восточном Кавказе