Геополитический аспект этнополитики в Дагестане

Автор текста: Махулова З.А.
Дата публикации: 10.08.2017

Все большую роль в развитии геополитических процессов в Республике Дагестан, как на всем Северном Кавказе, играет этнокультурный фактор, который оказывают непосредственное влияние на формировании российского геополитического процесса. Речь при этом идет, прежде всего, о культурном взаимодействии полиэтничности и поликонфессиональности республики в условиях, когда Дагестану уготована роль приграничной зоны и геополитического буфера для России в общении со странами Ближнего и Среднего Востока. Дагестан и ныне, как в далеком прошлом, выступает южными воротами или “южным форпостом” России.

Очевидно, что выделяются несколько значимых и объективно действующих констант, определяющих этнокультурную окраску геополитической составляющей региональной политики. Ведущей выступает этническая и конфессиональная мозаичность Дагестана, как продукт исторического взаимодействия различных народностей и культур. Географическое месторасположение, дружеское, родственное и историческое взаимодействие между различными этносами Дагестана, отличающимися друг от друга особенностями культуры, языка, традициями и обычаями, составляют природный мировой феномен, придающий уникальность картине национального состава республики в мировом масштабе .

На небольшой территории Дагестана (общая площадь республики 50,3 тыс. км (кв)), проживают представители более 100 народностей, принадлежашие к трем языковым семьям:

  • к дагестанско-нахской ветви иберийско-кавказской семьи языков относятся аварцы (вместе с 14 этносами, имеющие свой диалект, но близкий к аварскому языку), даргинцы, лезгины, лакцы, табасаранцы, рутульцы, агулы, цахуры и чеченцы;
  • к тюркской группе алтайской языковой семьи относятся кумыки, азербайджанцы, татары и ногайцы;
  • к индоевропейской языковой семьи принадлежат русские, таты и горские евреи, говорящие на татском языке, который относится к иранской языковой группе.

Следует подчеркнуть, что в Дагестане нет титульной национальности, но ее политическими атрибутами наделены в настоящее время 14 этносов республики.

Аварцы - наиболее многочисленный этнос Дагестана, и общая численность их составляет 577,1 тыс.человек, что составляет 27,9% населения республики. Даргинцы - второй по численности дагестанский этнос, составляющий 16,1% населения республики (332,4 тыс. человек), кумыков насчитывается 267,5 тыс.человек - 12,9% населения республики, лезгин в Дагестане в настоящее время 250,7 тыс.человек - 12,2% населения республики; русские считаются одним из народов Дагестана, сейчас их в республике 150,1 тыс.человек (7,3% населения); лакцев - 102,6 тыс. человек или 55% от всего населения республики; азербайджанцев - 88,3 тыс. человек, что составляют 4,3% населения республики; чеченцев - 92,2 тыс. человек, их численность за последние два года значительно возросла из-за военных действий на территории Чечни. Они сейчас составляют 4,5% населения республики; ногайцев насчитывается 33,4 тыс. человек, или 1,65% населения; таты -дагестанский этнос, говорящий на татском языке (иранская ветвь) и исторически исповедующий иудаизм. Указать их численность в настоящее время несколько затруднено, поскольку многие из них записывают себя евреями и попадают в общую с ними графу национальностей; евреев вместе с татами в Дагестане сейчас 18,5 тыс. человек, это менее 1% населения республики; рутульцы - малочисленный этнос Дагестана, насчитывающий 17,1 тыс.человек; цахуры –самый маленький народ Дагестана, насчитывающий 6,3 тыс. человек, т.е. 1,3% населения республики.

По численности населения Республика Дагестана занимает 25-е место в РФ; в ЮФО, куда входят 13 субъектов РФ, - пятое, По состоянию на 1 января 2005 г., в республике проживают 1млн. 100 тыс. человек (1,2% от населения России), из которых 58% - сельские жители. Средняя плотность населения - 41,2 человека на 1 кв.км (в среднем по Северному Кавказу - 49,6 человек на 1 кв.км).

Дагестанскому менталитету присуща черта признания авторитета ценности человеческой жизни по сравнению с национальными ценностями, а это закономерно распространяется и на ценность национальных языков. К этому можно добавить, что в республике никогда, в отличие от других регионов РФ, не наблюдались эксцессы между народами на почве навязывания друг другу каких-либо языков. Свобода личности, в том числе и языковая, осталась приоритетной ценностью в глазах большинства дагестанцев, в частности, в глазах молодого поколения .

Примером сказанному выступает дагестанская межнациональная семья, которая играет большую роль в нормализации общественных процессов, а число таких браков в Дагестане с каждым годом увеличиваются, и они на 20% выше в конце 90-х чем в начале. И именно эти семьи в силу своей объективной национальной структуры обеспечивают наиболее тесное взаимодействие между представителями разных уровней, способствуя преодолению националистических настроений, формируя терпимость и уважение к национальной специфике, воспитывая широту кругозора и гумманизируя личность. Дети из таких семьей, как правило, бывают более свободными от националистических предрассудков. Это позволяет, на наш взгляд, рассматривать межнациональную семью как позитивный фактор действительности дагестанского общества.

Проблемами, влияющими на политическую стабильность и межнациональное согласие современного Дагестана, которые и определяют специфику этнополитического аспекта в российском геополитическом пространстве, выступают следующие:

1.Проблема репрессированных и депортированных народов. Серьезные проблемы отмечаются с реализацией Программы переселения лакского народа из Новолакского района на новое местожительство, и восстановления Ауховского района.

2.Проблема чеченцев-аккинцев, которые обвиняют дагестанские власти в попытках провоцировать конфликты в Хасавюртовском районе, пытаются требовать присоединения этого района к Чечне. По их мнению, Дагестан в переводе с чеченского - “земля предков”, а значит, Дагестан и Чечня должны стать единым исламским государством, как было во времена имамата Шамиля.

3.Народы, разделенные государственной и административно-территориальными границами (ногайская проблема).

С нашей точки зрения, в решении данного вопроса необходимо разработать и принять законодательный акт по созданию международных национально-культурных автономий, которые позволят объединяться в национально культурном аспекте.

4.Проблема возрождения нижнетерского казачества была связана с длительным отсутствием закона о казачестве. В Дагестане функционирует Кизлярский округ Терского казачьего войска, которому в 2000 г. был присвоен статус приграничного. Казаки КО ТКВ в 1997 г. вошли в государственный реестр. В своей массе казачество было и остается частью русского народа, но проблемы возрождающегося казачества, желающего иметь свою специфику, не всегда совпадают с проблемами остального русского населения. Создание казачьих воинских формирований, вынуждены покинуть эту территорию и переселиться предусмотренных Указом Президента РФ, неадекватно воспринимается другими дагестанскими народами. Возникает проблема возрождения нижнетерского казачества, связанное с отсутствием закона о казачестве, сложность, которой состоит в том, что казачество нацелено на восстановление системы хозяйствования, самоуправления и собственных ценностей на территории, где за десятки лет произошли кардинальные изменения. С другой стороны, позиция казаков, русского населения продиктована тем обстоятельством, что они оказались в численном меньшинстве.

Полагаем, что принятие федеральной программы развития Северного региона Республики Дагестан позволит снять напряженность в регионе исконного проживания русского населения Дагестана (г.Кизляр, Кизлярский и Тарумовский районы).

5.Проблема обеспечения безопасности южных рубежей Российской Федерации. В настоящее время обстановка на российско-азербайджанской и российско-грузинской государственной границе и в приграничных районах Дагестана с Азербайджаном спокойная и стабильная. Заметно активизирована практика проведения рабочих встреч представителей федеральных структур России и Азербайджана с участием Республики Дагестан на государственной границе для обсуждения вопросов приграничного сотрудничества. К этому следует добавить, что некоторую сложность доставляет ситуация, сложившаяся на российско-грузинской государственной границе, связанная с низким социально-экономическим уровнем развития приграничных районов и населенных пунктов Грузии, скрытый грузинский национализм, способствующий вытеснению из республики национальных меньшинств, в том числе и этнических дагестанцев. В связи с этим большинство аварцев Кварельского района были на свою историческую родину - Дагестан. Серьезное влияние на развитие обстановки на дагестанском участке российско-грузинской государственной границы оказывает отсутствие здесь пункта пропуска для местных жителей, имеющих обширные родственные связи по обе стороны границы .

6.Проблема миграционного воздействия на состояние межнациональных отношений в Республике Дагестан. Изменение масштабов и характера демографических, миграционных процессов вызывает усиление негативных тенденций в развитии этнодемографической ситуации в Дагестане. Наблюдается активизация оттока дагестанцев, особенно из горных районов республики, из-за трудного социально-экономического положения. Это способствует росту диаспор дагестанских этносов в разных регионах России, в частности Ростовской, Московской, Ивановской, Тюменской областях, Ставропольском и Краснодарском краях. Наряду с внешней миграцией усилилась и внутренняя миграция (из села в город) в республике, которое выступает важнейшим фактором социально-экономической и политической стабильности Дагестана, оказывающее одновременно позитивное и негативное влияние. В полиэтничном Дагестане миграционный фактор становится катализатором интеграционных и дифференцирующих тенденций в развитии межэтнических отношений.

Однако в республику наблюдается и иммиграция дагестанцев, русских в частности, из различных регионов России и стран СНГ (из Казахстана - более 200 человек в год, Украины – более 250 человек, Узбекистана -175 человек, Таджикистана – 74 человека в год, Грузии – более 50 человек в год). Все это создает в республике проблему вынужденной миграции, в связи с чем Правительству РД пришлось находить пути решения проблемы и заниматься благоустройством “возвращенцев”, оказавшихся в условиях тяжелого социально-экономического и психологического кризиса. Вместе с тем, республиканские власти и дагестанский народ занимались не только решением проблем вынужденных мигрантов-дагестанцев, но и обустройством жителей соседних республик, в том числе жителей из Чечни и Ингушетии (во время чеченской войны), особенно русскоязычного населения. Одновременно в республике отмечалось, что многие из вынужденных мигрантов, выступая носителями конфликтной психологии, превращаются в дальнейшем в радикально настроенную социальную группу, легко провоцируемую на антиобщественные действия и несущую в себе негативный опыт межнациональных отношений .

Республиканским органам власти, Комитету по миграционной политике при Правительстве РД, в частности, необходимо активизировать решение проблем обустройства вынужденных переселенцев на новом местожительстве одновременно с обустройством временно перемещенных лиц к прежнему месту жительству, усиливая контроль за перемещением граждан в РФ из республики. Можно с полным основанием утверждать, что неконтролируемый рост числа мигрантов, недостаточное внимание к их проблемам со стороны федеральных и местных органов власти могут не только поставить под угрозу исход экономических реформ, но и привести к дальнейшему усугублению политической нестабильности в республике .

Другим важным этнополитическим аспектом геополитических процессов в Дагестане, оказывающим влияние на формирование российской геополитики, выступает поликонфессиональность республики. Республика расположена не только на стыке Европы и Азии, Востока и Запад, но и трех мировых религий (христианской, исламской и буддийской). И поэтому в современных условиях в дагестанском обществе проблема межконфессиональных и внутриконфес-сиональных отношений становится одной из сложных, так как именно здесь религия выступает неразрывной составлявшей всех социальных процессов и структур.

Как уже отмечалось, религия сегодня - важный компонент в развитии межнациональных отношений дагестанского социума, которая, используя исторически сложившиеся традиции и обряды, оказывает влияние на формирование этнокультурных особенностей дагестанцев. Оценивая религиозную ситуацию современного Дагестана, можно сказать, что происходит сложное и полномасштабное возрождение религии. И в этой связи количество мусульманских организаций по сравнению с иными конфессиями растет наиболее интенсивно. По данным Комитета Правительства РД по делам религий, к 15 апреля 2005 г в республике действуют Духовное Управление мусульман Дагестана /ДУМД, муфтий Абдуллаев А.М./, 1766 мечетей, из которых 1107 джума-мечетей, 621 квартальная мечеть и 38 молитвенных домов с 2400 имамами, будунами и муэдзинами. Еще одна специфика религиозной ситуации Дагестана - большое количество верующих, совершающих паломничество - умра и хадж (70% от числа россиян, совершивших паломничество).

По числу своих последователей ислам занимает в Дагестане первое место. Основная масса коренного населения республики исповедует ислам суннитского направления, почти все дагестанцы придерживаются шафиитского мазхаба, а ногайцы, татары и часть кумыков - ханифитского мазхаба. Суннитов в Дагестане 87% населения республики, а шиитское направление в исламе исповедуют дагестанские азербайджанцы. В Дагестане к настоящему времени сложилась развитая система исламского образования от примечетских школ до медресе и вузов, которая включает в себя 13 исламских вузов - 2790 студентов с 40 филиалами - 2440 студентов, 132 медресе - более 4400 учащихся, 278 мактабов - около 4000 учащихся с общим числом обучающихся около 14000 человек. Ни один исламский вуз не аттестован и не аккредитован. По данным министерства юстиции РД, государственную регистрацию прошли 495 исламских, 16 христианских и четыре иудейских религиозных организаций .

Обрисовав особенности этноконфессиональной ситуации Дагестана, можно сказать, что религия, главным образом ислам, воспринимается дагестанским обществом не только как религиозная система, но и как естественная для них культурная среда, ее национальный образ жизни. Следует отметить, что в дагестанском социуме религия должна выступить как компонент возрождения этнокультурного слоя народов Дагестана. Но религиозность дагестанцев неоднородна. С одной стороны, ей свойственны проявления собственно религиозного сознания, с другой - секуляризованная религия играет роль этнокультурного идентификатора. В общем, ислам становится мажоритарной, “государственно-национальной” религией в республике.

Как отмечают многие исследователи политического ислама, в частности известный отечественный политолог И.П. Добаев, одной из основных угроз политической безопасности Юга России является политизация ислама в республике под активизацией внешних факторов и внутренних беспорядков. На социально-политическую ситуацию в ЮФО, особенно в Дагестане, больше негативное влияние оказала и продолжает оказывать идеология неоваххабизма, начало активного распространения которого относится к концу 80-х гг. ХХ в.

Очевидно, что в таком контексте Республику Дагестан следует рассматривать, как и весь Северный Кавказ, не только как одну из российских иноконфессиональных этнических периферий, но одновременно и как периферию Ближнего Востока, исламского мира в целом, испытывающую воздействие не только внутренних, но и мощных внешних факторов.

Кроме того, по утверждению И.П. Добаева, “нет четкого понимания структуры и свойств ислама”, им же подчеркивается, что от осуществляемой на этой основе политики по отношению к исламу и исламскому миру будет зависеть состояние безопасности России: будет ли она иметь нормальные, конструктивные отношения с исламским миром или мусульманский мир будет наращивать экстремистский потенциал, неизбежным следствием чего на практике явится активизация террористической деятельности под исламскими знаменами и лозунгами

Международные террористы, вовлеченные в процесс геополитического давления мирового масштаба, пытаются выбирать наиболее уязвимые части Кавказа, прежде всего Дагестан, для ослабления, изматывания и расчленения России с помощью войны, являющейся продолжением политических отношений, используя совершенно иные средства и методы - военные и силовые, что и происходило во время дагестанских военных событий осенью 1999 г. Республика Дагестан во время военных событий 1999 г., и в последующих вооруженных ситуациях становится своеобразной лабораторией выработки новой практики международного взаимодействия.

Военные события августа-сентября 1999 г. в Дагестане, как продукт сознательной политики показали, на наш взгляд, всему миру, что сегодня Се­верный Кавказ превращается в перекресток текущих геополитических изменений и столкновений в Евразии, при котором Дагестан оказался центром глобальной конкуренции за обладание нефтегазовыми ресурсами Каспия, т.е. наиболее значимым игроком в геополитической игре за обладание нефтегазоресурсами Каспия. В результате этого Россия вынуждена изменить свою политику по отношению не только к Дагестану, но и к другим регионам, в частности, к Чечне. С нашей точки зрения, у России во время дагестанских военных событий 1999 г. была возможность впервые за десять лет продемонстрировать свои способности силового противодействия агрессии, подтверждая свой статус великой державы, не допускающей чьего-либо диктата на своей территории, а дагестанский народ показал всему миру патриотизм, решительные и мудрые действия дагестанского общества, неприступность дагестанской земли, в которой нет серьезной почвы для ваххабизма и ваххабитов, чувство общности и единства с Россией, уважение к российской армии, встречая российского солдата хлебом.

В республике еще сохраняется опасность роста конфликтов, и она не коренится в исламе или в Коране, а в тех, кто их трактует в своих корыстных интересах, во имя неправедных целей. Как справедливо отмечал А.А.Громыко, "в исламофобии, как и в людях другой фобии, таится опасность для человечества, в том числе и для России. Если мы не преодолеем неприятие мусульманской цивилизации в сознании значительного числа россиян, то "великая" и "сильная" держава Россия не состоится. Это, конечно, не единственное условие сохранения и укрепления России, но одно из самых важных" .

В борьбе с радикальным исламом опора не должна делаться на исключительно силовые методы и поэтому органами местного самоуправления, правопорядка, общественно-политическим объединениям, и религиозным организациям необходимо значительно активизировать совместные усилия против любых попыток расколоть дагестанское общество, толкнуть его на путь конфронтации и противостояния.

Полная поддержка абсолютным большинством населения Дагестана политической линии органов власти, и категорическое непринятие попыток вооруженным путем изменить конституционный строй в республике явились практическим подтверждением верности и правильности дагестанцев. И это закреплено в Конституции Республики Дагестан, где говорится, что Республика Дагестан является единым демократическим светским государством в составе Российской Федерации, выражающая волю и интересы всего многонационального народа, основанных на единстве и равноправии всех народов Дагестана. Действия, нарушающие мирную совместную жизнь народов Дагестана, являются антиконституционным, и никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной .

Сегодня в Дагестане наблюдается сложная и тревожная ситуация. По данным правоохранительных органов Республики Дагестан, количество приверженцев религиозно-экстремистского течения (ваххабизм) в РД составляет 988 чел., из них в городах – 332 человек, в сельской местности - 656 чел. Больше ваххабитов проживают в крупных дагестанских городах и районах, в республике имеются только 11 районов, где нет приверженцев ваххабизма.

За прошлый год (2005 г) в республике было зарегистрировано более 100 террористических акций, из которых (60%) были совершены в Махачкале. Убиты многие представители силовых структур, высокопоставленные чиновники и даже ведущие учение (З.С.Арухов, М.Омаров, М.Варисов и др). Дагестанской и российской властной элите нельзя допустить, чтобы здесь “северокавказский терроризм” нашел поддержку населения, превратился в самодостаточное явление во все меньшей степени зависящее от внешних факторов. Именно внутренний терроризм способен к расширению своих границ, что может привести к тиражированию чеченской войны, но уже в Дагестане. С этой целью республиканским органам государственной власти, на наш взгляд, необходимо активно осуществлять агитационно-пропагандистскую и разъяснительную работу среди населения, снизить уровень коррупции в органах власти, преодолеть экономический кризис, усилить деятельность спецслужб в этом направлении и создать необходимые условия для привлечения иностранного капитала. Это возможно только при активном взаимодействии органов государственной власти Республики Дагестан и Российской Федерации. Поэтому необходимо, совершенствуя государственно-конфессиональные отношения, выработать нормативно-правовую базу по противодействию религиозному экстремизму. Основными стратегиями здесь могли бы стать:

  • усиление мер по подъему экономики, создание новых рабочих мест для оздоровления социально-экономической сферы жизни дагестанцев;
  • проведение систематической работы Комитетом по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ с целью преодоления межнациональных конфронтаций между религиозными лидерами в российских мусульманских объединениях и организациях;
  • усиление работы республиканскими органами государственной власти, местного самоуправления и правоохранительных органов, общественных, научных, религиозных организаций, СМИ, по взаимодействию в предотвращении социальных, межнациональных, меж и внутри конфессиональных противоречий;
  • установление государственного контроля над организациями, деятельность которых связана с обучением и воспитанием молодежи; создать исламские вузы, формирующие новое, более просвещенное и толерантное проросийское муниципальное духовенство;
  • выработка единых образовательных программ и учебников для высших и средних мусульманских учебных заведений;
  • контролирование выезда и въезда дагестанской молодежи в исламские страны и учебные заведения в целях недопущения предпосылок возможного осложнения религиозной ситуации в республике после их возвращения и возможного проведения ими миссионерской деятельности, без учета специфики, традиционного мировоззрения местного населения;
  • разработка образовательных программ, способствующих распространению исторического опыта добрососедского сосуществования различных культур и религий в России на основе народной дипломатии;
  • формирование и реализация государственными органами власти, общественными религиозными организациям Дагестана пакета мер, направленных на достижение этноконфессиональной толерантности, как составляющей межэтнического и межрелигиозного общения и согласия в рамках единого территориального и религиозного пространства Южного федерального округа, используя опыт позитивных традиций Северного Кавказа;
  • расширение взаимодействия с религиозными объединениями, в активизации борьбы против проявлений религиозного экстремизма и терроризма;
  • практиковать преподавание во всех государственных и негосударственных вузах РД предмета “Религиоведение”;
  • активное использование потенциала духовенства, научной и творческой интеллигенции в предотвращении возникшей эскалации религиозной и розни;
  • проведение органами местного самоуправления совместно с учебными заведениями целенаправленной работы по организации социально-полезного и спортивно-оздоровительного досуга молодежи, воспитания толерантности;

Итак, религия играет немаловажную роль в формировании региональной геополитической ситуации в республике. И поэтому мы в своем исследовании поднимаем вопрос о месте и роли ислама как одного из факторов, определяющих геополитику России во всем южном направлении. В данном случае, возникает вопрос о том, может ли ислам стать системообразующим фактором для Дагестана? Да может, так как в дагестанском обществе ислам является религией, распространенной, стирающей языковые, этнические, политические и иные различия между людьми и народами .

Можно с полным основанием утверждать, что в республике сохраняется тенденция к гипертрофии этнического фактора в политической борьбе, проявляющаяся, в частности, при избрании политических лидеров, как латентная субстанция. В самосознании жителей республики, идущих на избирательный участок, пока еще сохраняется симпатия к политическому лидеру - представителю своей национальности. Это объясняется отсутствием идеологической альтернативы у политических партий и лидеров, идущих во власть; создается ситуация, в которой национальные чувства населения представлены как единственное средство легитимации новой конфигурации политического пространства республики. Национализм в приложении к стратегии и тактике политических лидеров, партий, и движений федерального и регионального уровней становится своеобразной геополитической идеей.

Сложная социально-экономическое положение республики привела к изменению психологического состояния населения, вызвала здесь политическую, социальную и межнациональную напряженность, что до этого никогда не было характерно для дагестанского общества. При своевременной недооценке это может привести к недовольству и к непредсказуемым последствиям. Отсюда вытекает потребность в принятии срочных мер на федеральном и местном уровне по выводу республики из системного кризиса в целях стабилизации общественно-политической и социально-экономической ситуации. Для преодоления этого нужна продуманная политическая, социально-экономическая и национальная политика Федерального Центра на Северном Кавказе, которая может создать благоприятную почву для невмешательства мафиозных, клановых и преступных групп в решение политических, социально-экономических и правовых вопросов в республике.

Есть основания полагать, что некоторую сложность в этнополитической ситуации республики приобретает отсутствие в науке четкой дефиниции понятия "нация". Нет ясности в этом вопросе и для массового сознания. По результатам социологических ис­следований, проведенных в середине 90-х гг. Институтом политических исследовании и технологий Российской Академии наук, почти 12% опрошенных граждан России сочли, что понятия "национальность" и "нация" уже устарели. По некоторым группам респондентов (особенно обладающих высоким уровнем образования) идея неосуществленной национальной принадлежности поддерживается почти каждым пятым опрошенным. Сакрализованное отношение к национальной принадлежности вообще характеризуется для отдельных национальных регионов. В частности, дагестанцы (60%) выступают за сохранение в новом российском паспорте графы национальной принадлежности, хотя в республике в паспорт вкладывается сведение, определяющее национальную принадлежность.

Поэтому необходимо выработать отчетливо выраженную ориентацию к проблеме этносоциальной адаптации с учетом геополитических особенностей региона. Так, например, положения, содержащиеся в "Концепции нацио­нальной государственной политики РФ на Северном Кавказе" и "Программе социального и национального культурного развития народов Дагестана на 1998-2001 гг.”, должны быть направлены на создание оптимальных условий для развития культуры всех этносов, проживающих на территории региона, и эффективного решения проблем разделенных народов, с целью обеспечения межнационального согласия и мира в республике.

Нужна политическая и экономическая интеграция субъектов северокавказского региона, путем создания единой территориально-информационной системы, на базе национальных учреждений, учебных заведений, должна быть осуществлена согласованная система мер по формированию общего экономического сотрудничества "Юг России". Предусматриваются открытие постоянно действующих курсов по основам народной дипломатии, создание деятельности национально-культурных автономий и объединений по правам малых и разделенных народов, беженцев и вынужденных переселенцев. Признаем несомненную ценность подобной ориентации, на создание единой системы транспорта, информации, науки, образования и АПК для системы формирования единства и целостности Северного Кавказа, с обеспечением нормального взаимодействия федерального центра и регионов. Этот проект предлагает выстраивание стройной системы взаимоотношений на националь­ной основе, прежде всего, на основе согласия и партнерства, которая на практике будет показывать степень воздействия этнополитических аспектов геополитических процессов региона на формирование российского геополитического пространства. Но сегодняшняя конфликтность на Северном Кавказе - это плод запущенной ситуативной "стратегии" быстрого, но запоздалого по времени, реагирования федеральных властей.

Очевидно, что большую роль при этом и сейчас и во время военных событий осенью 1999 г. в Дагестане играют республиканские средства массовой информации, выступающие как инструмент освещения этнополитических особенностей Дагестана. Одновременно это и позволяет создать в республике условия для равноправного участия малочисленных народов в практике общественного управления. По количеству зарегистрированных СМИ Дагестан занимает одно из ведущих мест среди субъектов Юга России: более 70% жителей регулярно читают местные газеты, более 30% газет выпускаются в городах и районах республики, издаются 12 общественно-политических еженедельников, увеличены тиражи негосударственных изданий. Имеются десятки радио- и телепередач на языках народов Дагестана, в республиканском телевидении разделено эфирное время по национальному признаку. В результате этого в Дагестане создано единое информационное пространство, как уникальное явление, показывающее единство многообразии.

Кроме того, видно, что издание единых газет, по примеру политического альманаха "Северный Кавказ", взаимообмен газетными полосами и подборками материалов, публикуемых в прессе на родных языках, поднимающие вопросы национальных отношений, с соответствующими регионами и с соседними республиками становится позитивным и действенным средством чисто информационно-манипулятивного плана.

Таким образом, выпуск газет и журналов на национальных языках в республике является серьезным рычагом экономического и политического взаимодействия, фактором поддержки межнациональных инициатив и геополитических устремлений на основе общих ресурсных в пересечении интересов освоения информационного рынка. Одновременно трансляция радио-и телепередач на языках народов Дагестана позволяет обеспечивать расширение национального взаимодействия, модернизацию собственной республиканской сети передач, которое дает возможность самостоятельно определить уровень и направленность программ телевидения. Тем самым раскрывается информационный фон, отражающий процессы национального самосознания и самоорганизации, способствующий созданию общего информационного пространства, соседствующего с общефедеральным . Примером такого явления стали военный события в Дагестане 1999 г., где дагестанские журналисты, работники средств массовой информации продемонстрировали образцы высокого профессионализма и объективности, освещая происходящее в эти трудные дни. Они внесли большой вклад в пропаганду патриотических ориентацией в молодежной среде, распространяя правдивую информацию о происходившем в республике.

Следует признать, что трудности сегодняшнего дня отразились и на деятельности средств массовой информации, республиканских издательств и типографий, финансируемых из государственного бюджета. Но и в этих условиях Государственный Совет и Правительство Республики Дагестан изыскали возможности для укрепления материальной базы печати и средств массовой информации. Последовательно проводится политика перевода производства республиканских и местных газет и журналов на современные компьютерные, экологически и экономически чистые технологии. Применяются меры по повышению социальной защищенности журналистов, сокращению разрыва в уровнях оплаты их труда. В целях охвата всей территории республики телевизионным вещанием ведется большая работа по реконструкции системы телевидения, применяются меры по расширению ее объемов, как на русском, так и на национальных языках. Однако необходимо отметить, что такую работу надо проводить систематически с целью формирования объективного позитивного общественного мнения о республике за ее пределами.

Привлекательной стороной сложившегося в Дагестане информационного пространства является ее информационно-образовательный компонент, предоставляющий возможность реализовать национальные черты духовно-исторического опыта народов; преподавание национальных языков, истории, культуры, географии в школах. В республике создана широкая сеть общеобразовательных учреждений с углубленным изучением специальных предметов регионального компонента Государственного стандарта образования, это и является оригинальной моделью дагестанской национальной школы.

В Дагестане в последние годы фиксируется нарастание социального расслоения населения по уровню доходов, выступающее дестабилизирующим фактором в этнополитической ситуации республики. Так, по данным социологических исследований, проведенных ВИОМ в январе 2005 г. “противоречия между богатым и бедным является наиболее острой проблемой для дагестанского общества (по опросам проведенных в Дагестане 67% указывает на эту проблему) и это самый высокий показатель по всему Северному Кавказу. Кроме того, в Дагестане наблюдается немыслимый всплеск этноэтатизма. Практически везде, как правильно указывает геополитик И.П. Добаев, политическим процессом заправляют этноклановые структуры, в основе корпоративных интересов которых стоят власть и деньги, то есть материальные вещи. Кроме того, в республике идет скрытая борьба за пост Президента РД. В результате появились оппозиционные силы: от так называемого Северного альянса до некоторых депутатов Государственной Думы РФ. В деятельности оппозиции прослеживается два направления. С одной стороны, в рамках существующего правового поля она стремится продвигать своих ставленников на выборах главы республики и глав муниципальных образований, стремясь тем самым ограничить влияние руководства республики на местах. С другой стороны, как в общероссийском, так и республиканском информационном пространстве предпринимают попытки организовать РR кампанию по дискредитации руководства республики. При этом нередко делается акцент на этническую солидарность.

Возникшие в республике острые проблемы были связаны с реформой органов местного самоуправления. Например, акциями протеста сопровождались выборы глав в Ахтынском, Ботлихском, Дахадаевском, Казбековском, Кизилюртовском, Кизлярском, Новолакском, Табасаранском, Цумадинском, Цунтинском районах, где отдельные представители оппозиции обвиняли во вмешательство органов государственной власти республики в процесс выборов глав муниципальных образований с использованием административного ресурса.

Подводя итог выше сказанному, следует подчеркнуть, что, несмотря на те противоречия, характерные для сегодняшнего дагестанского социума, есть основания выделить нашу республику как лидера среди других регионов России в сохранении межнационального согласия в новых геополитических реалиях. Большую значимость при этом имеет проводимая дагестанским руководством целенаправленная работа, способствующая сохранению и воспроизводству национальных традиций и культур, расширению образовательного информационного пространства, что даст возможность в будущем создать совершенно иную среду геополитического понимания политических реалий со своей специфической конфигурацией этнополитических сил в процессе принятия властно значимых решений. В конечном итоге республика сегодня формирует проект будущего очертания геополитической ориентации на базе вовлечения и развития в процессе интенсивного информационного обмена интеллектуальных внутренних ресурсов при взаимодействии с внешней средой, в первую очередь со странами ближнего и дальнего зарубежья и с разными регионами Российской Федерации

Можно с полным основанием утверждать, что геополитическая плоскость дагестанской региональной политической и экономической стратегии обладает перспективой превращения в долгосрочную константу всей российской геополитики, которая связана с видением перспектив государственного строительства в России. Для этого необходима реконструкция федеральных отношений с сохранением стабильности между регионами, с целью недопущения развития процесса "самоиндефикации" российского регионализма, которая может привести в случае своего развития к дезинтеграционным процессам, ведущим к развалу государственности.

Заключение

Становление и развитие классической и современной геополитики происходило, начиная от “отцов-основателей” до настоящего времени, по различным траекториям - морской, береговой, сухопутной. Сегодня геополитику считают синтезом многих наук и факторов.

Геополитика, являясь междисциплинарной областью исследования, находящаяся на стыке изучения географии, политологии, демографии, экономики, социологии, философии, истории, рассматривается, как доктрина, и как идеология. Исследуя и анализируя многочисленные определения геополитики, следует подчеркнуть, что геополитика - это область общественной науки, занимающаяся изучением процесса установления контроля государствами над определенными пространствами или же территориями, сферами общественной жизни, то есть – это историческое явление, наибольшее свое развитие получившее на монополитической стадии капитализма.

Значение геополитики для России резко повысилось после завершения “холодной войны” и идеологического противостояния, когда возник концептуальный вакуум в анализе происходящих процессов. В сложившихся условиях усилилась значимость, и эффективность геополитического метода для анализа происходящих в мире процессов.

Эволюция геополитической мысли в современной России показывает, что существуют разноплановые геополитические концепции и суждения, предлагаемые отечественными учеными. В нашей стране сложилось несколько направлений исследования геополитики и несколько школ, ни одна из которых не стала доминирующей.

Анализ развития российской геополитической мысли показывает, что геополитический метод особенно эффективен при исследовании проблем регионов, вопросов внутренней геополитики России, где ведущими проблемами должны стать вопросы регионального взаимодействия, трансграничного сотрудничества, региональной безопасности, пограничной политики, урегулирования этноконфессиональных факторов и т.д. Особенно сказанное актуально для северокавказских республик, для Дагестана в частности.

Анализ региональных факторов исследования геополитических процессов в современной России (на примере субъектов Южного федерального округа) показывает многообразие современных подходов к пониманию понятия “регион” с различных (философской, географической, экономической, политологической) точек зрения. По нашему мнению, регион - это территория, имеющая социально-экономическую и этнокультурную общность в сочетании с историческими, культурными традициями, и с самостоятельным политическим статусом.

Развитие современных российских регионов происходит под воздействием внешних и внутренних факторов, которые недостаточно изучены отечественной политической наукой. Очевидно, что на данном этапе наибольшую угрозу национальной безопасности России вызывают внутренние факторы (этнополитический конфликты субъектах ЮФО, исламский радикализм, депрессивный характер экономики, внутригосударственная слабо-регулируемая миграция, проблема нефти и газа, деструктивная деятельность СМИ, отсутствие воспитательной политики, особенно среди молодежи и др.). Внешние же факторы паразитируют на внутренних, усиливая их разрушающую мощь и активность.

Конфликтность, как социально- политическое явление, в северокавказском регионе обусловливается внутренними и внешними факторами. Среди структурных причин этого явления следует назвать социально-экономические (системный кризис в экономике, сопровождающийся снижением жизненного уровня населения, в том числе безработицей), политические, социодемографические (неругулируемая миграция), этноконфессиональные.

Отдельно все названные выше факторы выделяются в аналитических целях, однако в реальной действительности имеет место их своеобразный синтез. При этом социально-экономические и политические факторы (в том числе происходящий явно политизированный процесс “исламского возрождения”, наличие серьезных социально-экономических и политических проблем, а также широкомасштабная финансовая помощь радикалам, как из-за рубежа, так и за счет внутренних ресурсов исламистов и т.д.) выступают в качестве ключевых, основополагающих.

Конфликтологическая характеристика геополитического положения Республики Дагестан как субъекта РФ определяется многими особенностями, которые как позитивно, так и негативно воздействуют на социально-экономическую и общественно-политическую ситуацию этой республики. С одной стороны, - это периферия, открывающая выход России к государствам Закавказья, Каспийского бассейна, что создает возможности закрепления и расширения своих экономических и стратегических позиций и позволяет контролировать и доминировать не только в северокавказском регионе, но и на Ближнем и Среднем Востоке. С другой стороны, Дагестан-это пространство пристального интереса крупных держав, что выводит республику за рамки провинциально-периферийного статуса, превращает ее территорию в один из важных плацдармов, за которые ведут борьбу различные государства и политические силы. Более того, Дагестан как часть Северного Кавказа представляет собой уникальный коридор, соединяющий Европу и Азию, Запад и Восток, Север и Юг, что является географической и геополитической уникальностью Дагестана. Выгодное геополитическое положение республики может и должно быть использовано для преодоления имеющихся негативных тенденций в социально-экономическом и политическом развитии.

Результаты исследования показывают, что основными направлениями укрепления специфического геополитического потенциала Республики Дагестан в современных условиях выступают активно развивающиеся внешнеэкономические связи внешнеполитические контакты со многими зарубежными странами, благодаря выгодному геополитическому положению ее территории. Кроме того, заметную роль в этом играют такие государства как Азербайджан, Грузия, Турция, Иран.

В региональном контексте этнополитический аспект геополитических процессов в Дагестане (полиэтничность, поликонфессиональность, полиюридизм, наличие многочисленной диаспоры за рубежом и т.д.), оказывает заметное влияние на формирование российской геополитики. При этом наиболее значимой константой выступает этноконфессиональная мозаичность республики. Сложное межцивилизационное положение способствовало то небывалому подъему экономики и культуры Дагестана, то падению и откату назад, иногда и на сотни лет.

В последние годы в республике возникли проблемы, оказавшие воздействие на политическую стабильность и межнациональное согласие современного Дагестана. Эта проблемы репрессированных и депортированных народов, чеченцев–аккинцев, разделенных народов, возрождение нижнетерского казачества, ногайская проблема, проблема обеспечения безопасности южных рубежей РФ, проблема внешней и внутренней миграции и др. Кроме того, важной для современного дагестанского общества является проблема межконфессиональных и внутриконфесиональных отношений, которые на данный момент выступают одним из сложных, особенно при этом выделяется проблема ваххабизма и отношение дагестанцев к ней.

Исламизм выступает одной из основных угроз политической стабильности не только Дагестана, но и России, и поэтому необходимо остановить процесс политизации ислама в республике под воздействием внешних и внутренних факторов. В данном случае негативное влияние, прежде всего, оказывает идеология неоваххабизма. Все это и способствует формированию негативного имиджа Дагестана, находящегося под постоянной угрозой нестабильности и терроризма, что создает серьезный барьер на пути внешних и внутренних инвестиций, столь необходимых республике для выхода из социально-экономического кризиса и общей стабилизации ситуации.

Республика Дагестан в мировом масштабе выступает ареной геополитического соперничества, угрозой территориальной целостности России. Все это требует адекватной государственной политики, направленной против внешнего негативного вмешательства, осуществление взаимоувязанных, отвечающих фундаментальным интересам страны практических мер, направленных на поддержание стабильности и устойчивого развития региона, обеспечение его безопасности.

В сложившихся политических реалиях, республиканским и федеральным органам власти необходимо создать условия для поэтапного формирования демократических институтов и основ гражданского общества, производственных мощностей, эффективной правоохранительной системы, преодоление безработицы, коррупции, клановости. Для обеспечения региональной безопасности Дагестана нужно продолжить эффективную работу по укреплению имеющегося геополитического потенциала и военно-политических позиций России в Каспийском регионе, расширению системы мер антитеррористического взаимодействия со странами Закавказья, Ближнего и Среднего Востока, углублению взаимоотношений с целью привлечения иностранных инвестиций. Все это в перспективе может помочь стабилизации и модернизации Республики Дагестан.

Геополитический аспект этнополитики в Дагестане