Культура Дагестана


В ХIХ-ХХ вв. в культуре и духовной жизни народов Дагестана произошли важные изменения. Они были обусловлены как объективно-историческими процессами внутри'дагестанского общества, так и новыми социально-экономическими и политическими реалиями, вызванными к жизни присоединением края к России, постепенным втягиванием его в общероссийскую общественную систему. Перемены коснулись в той или иной степени всех сфер духовной жизни дагестанцев.

В народном образовании наметился численный рост конфессиональных мусульманских школ, большое распространение получили “домашние” коранские школы и мектебы при мечетях. Во второй половине XIX - начале XX в. возросло число школ повышенного типа - медресе. В медресе, функционировавших в некоторых крупных аулах, изучались катехизис, арабская грамматика, логика, мусульманское право, а также азы географии, астрономии, математики, метрики и др. Широкой известностью пользовались медресе аулов Алкадари, Акуша, Верхний Яраги, Кумух, Согратль и др.

Продолжительная и изнурительная антиколониальная борьба горцев сказалась на веками складывавшейся системе просвещения в Дагестане, в частности в районах, находившихся под управлением Шамиля (1830-1850-е годы). Имамы, в особенности Шамиль, уделяли значительное внимание вопросам воспитания и обучения детей и молодежи. Перед школами в имамате Шамиля ставилась четко определенная задача: воспитать из подрастающего поколения верных приверженцев шариата. Шамиль строго следил, чтобы мусульманская школа выполняла это предназначение. Горцам подвластных ему районов вменялось в обязанность наряду с активным участием в военных действиях воспитывать детей в духе газавата, верности предписаниям ислама. Несмотря на тяжелейшие условия военного времени, он заботился о мусульманской школе, принимая меры, исключавшие прекращение обучения детей в своих тыловых районах.

Хотя имамат и испытывал большую нужду в средствах для ведения войны против-такого сильного противника, как царская Россия, и Шамиль вынужден был изыскивать все новые источники для пополнения казны, сохранялся занят (налог в пользу мечети), предписанный Кораном. В феодальных мусульманских государствах уплата занята была обязательна для мусульман, владевших каким-либо видом имущества. Шамиль оставил занят в распоряжении духовенства. За счет занята материально поддерживались не только мечети, но и бедные горцы, религиозные школы. Кроме того, в пользу религиозных школ, ученых в имамате Шамиля выделялась пятая часть военной добычи и трофеев. Правда, ее поступление в казну зависело, по свидетельству некоторых современников Кавказской войны, от успехов военных действий горцев и состояния казны имамата (Военный сборник... 1862. С. 377).

Шамиль понимал, что для ведения изнурительной войны нужны люди закаленные, физически сильные. Поэтому в имамате особое внимание обращалось на воспитание в молодых горцах выносливости, привития качеств, необходимых воину, сражающемуся в суровых горных условиях. Обучение военному делу стало в имамате Шамиля одной из важнейших составных частей системы воспитания и образования.

Пока продолжалась борьба горцев, Шамиль не допускал и мысли о контактах с русскими в сфере образования и воспитания. Доставка и распространение русских книг были запрещены под страхом строжайшего наказания. Имамы, в частности Шамиль, старались окружать себя учеными-геологами, толкователями шариата, заботились об обеспечении благосостояния духовенства. Последнее не без основания рассматривалось как сила, способная воодушевлять горцев на ведение войны с “неверными”, возвеличить власть имамов. Ведая всем делом традиционного мусульманского образования, духовенство оказывало огромное влияние на умы подрастающего поколения, воспитывало его в духе предначертаний ислама, шариата, неприятия тех, кто их не исповедовал.

В период Кавказской войны известный ученый Лачинилау предпринял попытку распространить среди аварцев разработанную им родную письменность. Она базировалась на арабской графике с добавлением недостающих знаков для обозначения звуков аварского языка. Попытка Лачинилау была встречена с настороженностью и не имела тогда успеха. По свидетельству некоторых современников, Шамиль открыто не выступал против попыток распространения аварской письменности, но и не симпатизировал им (Услар, 1X88. С. 39).

Во второй половине XIX в„ после подавления антиколониального движения горцев, в системе конфессионального образования Дагестана сохранились традиционные приемы и методы воспитания и образования. Мусульманские школы Дагестана позднее, чем в Крыму, Поволжье и других мусульманских районах Кавказа, встали на путь сближения со светскими школами, и сам процесс этот здесь совершался медленней.

По мнению ряда деятелей просвещения, в реформировании особенно нуждались мектебы. Они выражали сожаление, что в примечетских мектебах обучение грамоте осуществляется на основе “старого притупляющего буквенного способа”, а звуковой метод обучения грамоте, значительно облегчающий труд детей и намного сокращающий время на ее усвоение, все еще не проник в эти школы. В мектебах предлагалось ввести преподавание арифметики и, где возможно, русского языка (Черняевский, 1895). Важнейшим составляющим реформы мектебов должно было стать, по мнению ее приверженцев, применение в мектебах новейших приемов преподавания, организация правильного курса обучения, а также улучшение гигиенических условий.

Ввиду неудовлетворительного состояния дореволюционной статистики исследователю трудно проследить эволюцию сети религиозных школ в XIX в. Даже после образования Дагестанской области местные органы царской “военнонародной” администрации не сразу стали подавать о них уточненные сведения. Данные, представлявшиеся начальниками округов военному губернатору и включавшиеся в ежегодные (с 1892 г.) обзоры Дагестанской области, по-видимому, несколько занижены и не отражают полной картины деятельности религиозных школ. Можно предполагать, что вне официальной статистики оставались многие “домашние” коране кие школы, которые, возникая и закрываясь в любое время года в зависимости от наличия преподавателя и учащихся, плохо поддавались регистрации.

По официальным данным, в начале XX в. в Дагестане при мечетях и синагогах имелось 870 школ, в которых обучалось 6239 детей (Дагестанский сб. ... 1902. С. 198). В последующие 15 лет в положении конфессиональных школ существенных изменений не произошло. Так, в 1913 г. при некотором сокращении численности примечетских и присинагогских школ (787), увеличилось число учащихся, составив 7220 человек. Пополнили сеть церковно-приходских школ открывшиеся в 1905-1906 гг. армяно-григорианские школы в То-мир-Хан-Шуре, Порт-Петровске и Дербенте. В 1913 г. во всех этих школах учились 379 .учащихся (Там же).

В начале XX в. в содержании мусульманского конфессионального образования произошли изменения. Они выразились прежде всего в появлении школы нового типа, сохранившей в своей основе религиозное содержание обучения, но вводившей преподавание ряда светских дисциплин. Однако эта школа не получила широкого распространения и, по утверждению официальных властей, мало чем отличалась от мечетской (ГАРД. Ф. 2. Оп. 2. Д. 171. Л. 23). В 1908 г. в области имелось восемь таких школ с 586 учащимися. В них работало 16 учителей, некоторые из которых ездили для усовершенствования в Константинополь. В школах использовались учебники, изданные в Константинополе и Бахчисарае (Там же).

После присоединения Дагестана к России кардинальные изменения внесло в систему образования дагестанцев появление светских русских школ. Первым по времени русским учебным заведением было Дербентское уездное училище, основанное в 1837 г. Оно, как и уездные училища Закавказья, открытые в соответствии с Положением от 12 мая 1835 г., имело целью распространение в крае “начальных сведений и приготовление учащихся к продолжению курса учения в Тифлисской гимназии” (Козубский, 1902. С. 198).
Открывшееся Дербентское училище имело три класса, из которых один -приготовительный. Наряду с другими предметами в училище преподавались армянский и азербайджанский языки. В первый год существования число учащихся тут едва достигало 35 человек, спустя 10 лет их было 57, а в 1878 г., после преобразования уездного училища в трехклассное городское, насчитывалось 125 учащихся.

В конце 1840-х годов в Дербенте открывается второе учебное заведение -мусульманская школа, в которую, в отличие от уездного училища, принимались только дети мусульман “всех свободных сословий”. В 1851 г. в школе обучались 56 учащихся из разных мест Дагестана. В 1855 г. она переводится в Темир-Хан-Шуру и через шесть лет вливается в состав открывшейся тогда же Темир-Хан-Шуринской горской школы. Согласно уставу горских школ, цель нового учебного заведения определялась так: “...распространение гражданственности и образования между покорившимися горцами и доставление служащим на Кавказе семейным офицерам и чиновникам средств к воспитанию и обучению детей” (Там же. С. 205).

Горская школа содержалась за счет средств российского военного ведомства и находилась в ведении командования вооруженными силами на Кавказе. При школе был учрежден пансион на 65 воспитанников, из них 40 казеннокоштных, в том числе 25 горцев из “почтенных фамилий” Северного и Южного Дагестана и 15 детей русских чиновников. 25 воспитанников пансиона содержались за счет средств, находившихся в распоряжении кавказского наместника и средств родителей.

Вместе с тем вследствие ограниченности программ трехклассная горская школа не могла служить подготовительной ступенью к поступлению ее питомцев в средние учебные заведения. Дети зажиточных горцев и царских чиновников, служивших в Дагестане, после окончания горской школы фактически были лишены возможности продолжать свое образование. Кроме того, горская школа не могла удовлетворить потребности населения в силу ограниченности контингента приема. Поэтому еще в 1860-е годы стал будироваться вопрос о преобразовании школы в прогимназию.

Темир-Хан-Шуринская прогимназия открылась в сентябре 1874 г. Уже через два года в ней обучалось более 200 учащихся. Прогимназия располагала
квалифицированными педагогическими кадрами, необходимыми учебными и учебно-наглядными пособиями, фундаментальной и ученической библиотеками. После трех выпусков (1878, 1879, 1880 гг.) Темир-Хан-Шуримская прогимназия закрылась, а вместо нее с 1880/81 учебного года открылось реальное училище - первое и до 1897 г. единственное светское среднее учебное заведение Дагестана (Там же. С. 3, 59).

В 1850-1860-е годы несколько школ было открыто при воинских частях, дислоцированных в различных пунктах Дагестанской области. Такие школы, в частности, существовали в сел. Ахты (при линейном батальоне), ДеШлагаре (при Апшеронском полку), в Нижнем Дженгутае (при Дагестанском конно-иррегулярном полку). В некоторых из этих школ обучались и горские дети, часть которых продолжила свое образование в других учебных заведениях. Однако школы при воинских частях были непостоянными и работали, как правило, с перерывами, плохо обеспечивались средствами, имели незначительный контингент учащихся и, просуществовав некоторое время, закрывались.

В 1860-е годы в Дербенте и Темир-Хан-Шуре были открыты первые женские школы, содержавшиеся за счет средств общественной благотворительности и имевшие небольшой контингент учащихся. В 1875 г. в Темир-Хан-Шуре открывается четырехклассная женская прогимназия. Появились также частные школы для девочек.

Школы, о которых идет речь, находились в городах и пунктах дислокации войск. Но в начале 1860-х годов школы для обучения детей горцев появляются и в сельской местности. Первой из них была Ахтынская школа в Са-мурском округе, открывшаяся в сентябре 1861 г. и насчитывавшая 44 ученика. Детей обучали грамоте на русском и азербайджанском языках (ГАРД. Ф. 126. Оп. 2. Д. 71. Л. 19).

К 1860-м годам относится открытие вакансий для уроженцев Дагестана в средних учебных заведениях за пределами области. В 1866 г. такие вакансии открылись в Ставропольской гимназии, а в 1868 г - в Бакинской. С 1866 по 1890 г. в первую было определено 124 дагестанца, окончили курс 32 человека, в том числе по гимназическому отделению - 3 и по реальному (горскому) отделению - 29 человек. 13 выпускников гимназии поступили в вузы и 15 - на военную службу. В Бакинскую же гимназию в 1868-1888 гг. были отправлены 47 дагестанцев, из которых окончили курс 10 человек. В самой области в 1870 г. открывается “одноклассное начальное училище грамотности и ремесел” (Порт-Петровск) и в 1872 г. - начальное училище в Чир-юрте, населенном русскими отставными военнослужащими (Козубский, 1902. С. 194, 195, 215).

В 1878 г. сельские школы открылись в Дешлагаре и Касумкенте, в 1880-1890-е годы - в окружных центрах и ряде крупных аулов: Кумух, Хунзах, Бот-лих, Маджалис, Хаджал-Махи и др. К концу XIX в. в Дагестанской области имелось 26 русских школ, из них 14 - в городах и 12 - в сельской местности. Средних школ было две и обе в областном центре - Темир-Хан-Шуре. Во всех школах области обучались 1896 учащихся, из них 495 девочек. В сельской местности, где проживало около 95% населения Дагестана, обучением в школах было охвачено всего 493 ребенка, или менее 26% всех учащихся (.Каймаразов, 1971. С. 72).

С конца XIX в. школьное образование в Дагестане несколько оживляется. Происходит некоторое расширение сети школ, финансируемых за счет государственной казны. Это было вызвано социально-экономическими и общественно-политическими процессами, происходившими в России и на ее национальных окраинах в тот период. Развитие промышленности, ее техническое совершенствование, рост сельскохозяйственного производства усиливали потребность в грамотных работниках. Этот объективный процесс вынуждал царизм идти на уступки усилившейся буржуазии, толкал на путь хотя и половинчатых, сопровождаемых оговорками реформ в области просвещения. Кроме того, в конце XIX - начале XX в. усилилось общественное движение за демократизацию образования школы, с чем царское правительство не могло не считаться.

В Дагестане число школ с 1899 по 1906 г. удвоилось. Более чем вдвое увеличилось и количество учащихся. Однако если в городах за эти годы было открыто 17 школ, то в сельской местности - всего 9. В 1905 г. на содержание сельских школ было израсходовано из государственного бюджета всего 12,6 тыс. руб. (Обзор Дагестанской области... 1905. С. 72; 1907. С. 57).

Дискриминационный характер политики царского правительства в области образования проявлялся в игнорировании родных языков дагестанских народностей. Обучение в школах велось только на русском языке.

В начале XX в. в области появились первые школы профессионального образования: школа садоводства в Дербенте (1904 г.), электротехническое училище в Порт-Петровске (1905 г.), учительские курсы в Порт-Петровске и Темир-Хан-Шуре и ремесленная школа в Темир-Хан-Шуре. Заметно ускорился рост школьной сети в Дагестане во втором десятилетии XX в. Так, в 1912 г. в области открылось 9 новых школ, в 1913 г. - 19, а к 1915 г. их число уже достигло 93 (из них в сельской местности - 60). Всего.в школах к этому году обучалось 7092 учащихся, в том числе в сельских -2212. Обучением во всех русских школах было охвачено около 5% детей школьного возраста. Средних школ (гимназий, реальных училищ) было шесть - все в городах области. Сельские школы были в основном одноклассными с трехлетним курсом обучения и, как правило, при одном учителе и одном вероучителе. Двухклассные училища, как правило, с двумя учителями и одним вероучителем имелись только в шести крупных аулах (Обзор Дагестанской области... 1915. С. 59).

В 1916 г. в школах области работали 229 учителей. Среди них было несколько десятков уроженцев Дагестана, получивших специальную педагогическую подготовку в учительских семинариях и на педагогических курсах. В те годы начали свою педагогическую деятельность работники просвещения А. На-сыров, А. Селимханов, А. Алкадарский, С. Омаров, А. Дандамаев, М. Гасанов, М. Темирханов, Г. Гаджиев,. М. Рамазанов, X. Гаджиев, внесшие, как и их коллеги русской и других национальностей - А. Скрабе, Г. Мустанов, Н. Тарасевич, П. Ковалев, П. Егоров, С. Иванов, А. Столяровская, большой вклад в развитие школьного образования в Дагестане.

Развитие общего образования, открытие новых средних школ способствовали росту тяги дагестанской молодежи к специальному образованию. В начале XX в. сохранились установленные для дагестанцев вакансии в Ставропольской гимназии и Бакинском реальном училище (ранее гимназия). Некоторым выпускникам этих школ, а также средних школ Темир-Хан-Шуры, Дербента и Порт-Петровска удалось продолжить образование в университетах и институтах страны. Так, высшее образование получили питомцы Ставропольской гимназии Д. Коркмасов, С. Габиев, М. Хизроев, У. Буйнакский, выпускники Темир-Хан-Шуринского реального училища М. Дахадаев, М. Далгат, М. Ахундов и др. Многие из них стали видными дагестанскими революционными деятелями. Некоторые дагестанцы окончили Петербургскую сельскохозяйственную и Петербургскую военно-медицинскую академии, вузы Харькова, Одессы, Новороссийска, Томска и даже попали для завершения образования в высшие учебные заведения стран Западной Европы.
Представители местной традиционной духовной элиты получали образование в высших мусульманских учебных заведениях стран Востока, преимущественно Египта и Турции. Ряд выходцев из местной социальной верхушки получили военное образование. Таким образом, к последней четверти XIX - началу XX в. относится начало формирования интеллигенции в Дагестане.

Развитие дагестанской традиционной мусульманской научной мысли в XIX - начале XX в. связано с именами ученых-филологов, философов, истори-ков-хроникеров, правоведов - Саида Араканского, Джамалутдина Казикумух-ского, Юсуфа Аксайского, Мухаммеда Тахира ал-Карахи, Гасан-Эфенди Алка-дари, Гасана Гузунова, Али-Гаджи Акушинского и др. Широкую известность получили труды профессора Казанского, затем Петербургского университетов Мирзы Мухамеда Али Казембека, преподавателя мусульманского законоведения Петербургского университета Магомеда-Эфенди Османова.

В различных периодических изданиях и сборниках печатались статьи дагестанских авторов Абдуллы Омарова, Гаджимурада Амирова, Девлет-Мирзы Шихалиева, Айдемира Чиркеевского, Максуда Алиханова-Аварского и др. Большой научный труд о горских евреях опубликовал в 1888 г. в Москве Илья Анисимов. Выдающийся исследователь кавказских языков П.К. Услар хорошо отзывался о хрестоматии, составленной аварцем Магомедом Хандиевым.

В конце XIX - начале XX в. плодотворную научную деятельность вел преподаватель Темир-Хан-Шуринского реального училища и секретарь дагестанского статистического комитета Е.И. Козубский. Он - автор таких значительных работ, как “Очерк истории города Темир-Хан-Шуры”, “История города Дербента”, “История Дагестанского конного полка”, двух выпусков (1902 и 1904 гг.) “Дагестанского сборника” и работы по истории Темир-Хан-Шуринско-го реального училища. Е.И. Козубский был также ведущим автором ежегодных (с 1892 г.) “Обзоров Дагестанской области” и “Памятной книжки-адреса-кален-даря Дагестанской области” (Темир-Хан-Шура, 1895), содержащих ценный справочный материал о Дагестане XIX - начала XX в.

В начале XX в. появился ряд исследований по этнографии, истории и фольклору местных авторов, получивших образование в русских учебных заведениях. В 1906 г. была издана работа “Лаки, их прошлое и быт” Саида Габиева, а позднее он публикует брошюру “Арабы, ислам и арабо-мусульманская культура”. Ему принадлежит также множество статей в различных периодических изданиях (1910-1914 гг.), в которых давался критический анализ горских адат-ных судов, разоблачалась система военно-народного управления.

Широкую известность получили труды по этнографии, обычному праву и фольклору дагестанских и северокавказских народов Башира Далгата. Они печатались как отдельными изданиями, так и на страницах различных журналов и газет. В конце XIX - начале XX в. был опубликован ряд этнографических и краеведческих статей Д.Б. Бутаева. Как и Б. Далгат, Бутаев печатался в ряде периодических изданий, в частности в журнале “Этнографическое обозрение”.

Социально-экономические процессы, бурные политические события XIX -начала XX в. оказали глубокое воздействие на духовную жизнь дагестанского общества, что нашло свое отражение в литературе и искусстве народов Дагестана. В XIX в. проявил себя ряд замечательных поэтов и певцов, вышедших из народной среды, тесно связанных с жизнью народа и запечатлевших в своем творчестве его думы и чаяния: Ирчи Казак (1830-1879), Етим Эмин (1838-1889), Омарла Батырай (1831-1910), Тажутдин из Батлаича (1867-1909), Гасан Гузу-нов (1854-1944) и др. Главная тема их произведений - тяжелая, беспросветная жизнь бедного труженика в условиях колониального господства царизма и феодального гнета. Поэты и певцы осуждали местную феодальную знать, нещадно угнетавшую зависимое население, высмеивали и бичевали поступки некоторых мулл, которые используя свое положение, обманывали и обирали верующих.

Демократическая направленность творчества поэтов XIX в. делала их произведения близкими и понятными массам. В условиях, когда отсутствовало печатание книг на родном языке, лучшие образцы дагестанской поэзии широко распространялись в народе. Они передавались изустно, а зачастую переписывались и в рукописях переходили из рук в руки.

В начале XX в. вышли на литературную арену виднейшие представители дагестанской поэзии Махмуд из Кахаб-Росо (1873-1919), Сулейман Стальский (1869-1937), Гамзат Цадасй (1877-1951), поэты Гаджи Ахтынский (1860-1914), Азиз Иминагаев (1885-1945). К этому же времени относится публикация стихов Саида Габиева, повестей писателя-просветителя Нухая Батырмурзаева. В 1916 г. последний вместе с сыном Зеналобидом, просветителем и театральным деятелем Темирбулатом Бейбулатовым создает просветительно-литературный кружок “Танг-Чолпан” (“Утренняя звезда”), а в 1917 г. начинает издавать журнал под тем же названием.

Еще в дореволюционные годы пришли в литературу видные представители дагестанской советской поэзии - народные поэты Дагестана Абдулла Магомедов, Тагир Хурюгский, а также Рабадан Нуров, Гарун Саидов и др.

В XIX - начале XX в. в Дагестане бытовали и развивались такие виды традиционной культуры, как искусство канатоходцев, народное театральное искусство “нини”, народные художественные промыслы и др. В это же время в национальную культуру проникают и элементы современного искусства русского и соседних кавказских народов. В 1908-1916 гг. в ряде мест Дагестанской области - в аулах Ахты, Кумух, Хунзах, слободе Хасавюрт - возникли любительские театральные кружки, которые ставили произведения местных авторов, русских и зарубежных классиков.

После окончательного включения Дагестана в состав России заметные изменения произошли в развитии художественно-кустарных промыслов Дагестана. Одни отрасли (например, выделка тканей, холста, сукна, производство огнестрельного оружия и др.), будучи не в состоянии конкурировать с русской фабрично-заводской промышленностью, суживались, тогда как другие (изготовление ворсистых ковров, предметов из золота, серебра), благодаря спросу не только на Кавказе, но и во внутренних губерниях России, еще более расширялись. В русских городах и станицах пользовалась спросом балхарская и сулевкент-ская расписная керамика. Совершенствовались художественная обработка дерева, резьба по камню. Художественные изделия из дерева вывозились в соседние районы Кавказа и в центральную Россию.

В 60-е годы XIX в. в Дагестанской области началось книгопечатание на русском языке. В Темир-Хан-Шуре, Порт-Петровске, Дербенте появились частные типографии. В 1902 г. в областном центре Темир-Хан-Шуре местный предприниматель М. Мавраев открыл типо-литографию, печатавшую книги на ряде дагестанских языков. В Темир-Хан-Шуре и Дербенте стали выходить газеты на русском и арабском языках. В 1912-1914 гг. в Петербурге Саид Габиев издает прогрессивные газеты “Заря Дагестана” и “Мусульманская газета”. В дагестанских школах, а также во всех городах области функционировали библиотеки с небольшим книжным фондом.

Радикальные преобразования в сфере культуры, перемены в духовной жизни Дагестана произошли в советский период его истории. Первоначально в республике, разоренной в ходе мировой и гражданской войн, провозглашенные программы культурного строительства и духовного возрождения (к тому же не опиравшиеся прочно на выработанный предыдущими поколениями опыт, наследие), выполнялись трудно. Они не могли быть подкреплены достаточной материально-финансовой базой. Сказались и большие потери, которые понес интеллектуальный, кадровый потенциал республики в результате репрессий и эмиграции.

Тем не менее за первое десятилетие существования новой власти в Дагестанской АССР был превзойден дореволюционный уровень охвата детей школой, создана система специального и внешкольного образования, обучения взрослого населения, больше стало учащихся в специальных учебных заведениях. В Дагестане появились клубы, избы-читальни, русский драматический театр, национальная драматическая студия, стационарное кино и кинопередвижки для села, радио, массовым тиражом начали издаваться книги, газеты на родных языках.

К началу Великой Отечественной войны в ДАССР насчитывалось 1329 школ, из них 425 - неполных средних и 71 - средняя. В них обучалось 214,3 тыс. учащихся, в том числе в средних - 42,5 тыс. В пяти высших 26 средних специальных учебных заведениях обучались 7576 студентов и учащихся (Советский Дагестан... 1960. С. 119, 129). Около 80% населения республики стало грамотным. К концу 1930-х годов 43 160 дагестанцев имели высшее и среднее образование. В научных учреждениях и вузах работали 282 научных и научно-педагогических работника, в их числе кандидаты наук, доценты и профессора - выходцы из коренных народов республики. Функционировали 756 массовых библиотек, 952 клубных учреждения, 119 киноустановок, 8 театров и 5 музеев, творческие организации писателей, художников и композиторов. Издавались 5 республиканских, 27 районных газет на 9 языках, 10 фабрично-заводских газет и 5 многотиражек с общим годовым тиражом свыше 20 млн экземпляров (Каймаразов, 1971. С. 273). С 1930 по 1940 г. Дагестанским государственным издательством (Даггосиздат) было издано 264 названия одних только произведений художественной литературы общим тиражом более 500 тыс. экземпляров (ДанииА.Д., 1940).

К началу войны во всех райцентрах ДАССР имелись радиоузлы, в городах и селах около 14 тыс. радиотрансляционных точек. Радиопередачи велись на 9 языках.

Немалых успехов в развитии культуры Дагестана удалось достигнуть в послевоенный период. Было введено всеобщее семилетнее, восьми летнее, а затем среднее обучение детей и молодежи; наряду с существовавшими с начала 1930-х годов педагогическим, медицинским и сельскохозяйственным институтами стали функционировать государственный университет (с 1957 г.), политехнический институт.(с 1972 г.), расширилась сеть средних специальных учебных заведений и профессионально-технических училищ. ДАССР превратилась не только в республику сплошной грамотности, но и высокого образования. К середине 1980-х годов здесь всеми видами обучения было охвачено 488,5 тыс. человек, из них в общеобразовательных школах 425,3 тыс., профессионально-технических - 14,1 тыс., средних специальных учебных заведениях - 24,3 тыс., вузах - 24,8 тыс. человек (Народное хозяйство Дагестанской АССР... 1987. С. 204).

В 1985/86 учебном году средние общеобразовательные школы Дагестана окончили 37,9 тыс. человек, а вузы и средние специальные учебные заведения выпустили 11,3 тыс. молодых специалистов. Высшие учебные заведения республики выпускали в среднем 4,1-4,5 тыс. специалистов ежегодно. В народном
8. Парады Дагестана 113 хозяйстве было занято около 154 тыс. специалистов с высшим и средним специальным образованием (Там же. С. 168, 214-215).
Во второй половине 1980-х-1990-е годы, в условиях “перестройки” и реформ в культурной, духовной жизни дагестанского общества, произошли разительные перемены. 

Постепенно нараставший в экономике кризис, обострение общественно-политической ситуации существенным образом отразились на функционировании системы образования, деятельности учреждений культуры, науки и искусства. Из-за резкого сокращения государственного финансирования в 1996 г., например, в республике было введено в строй школ всего на 1,5 тыс. ученических мест, тогда как в 1988 г. - на 16 тыс. ученических мест (Шихахме-дов, Гашарова, 1997. С. 17). При относительной стабильности сети и контингентов учащихся общеобразовательных школ уменьшился выпуск окончивших среднюю школу, особенно в сельской местности.
Появились новые типы средней общеобразовательной школы - гимназия и лицей, преимущественно в городах.

В 1990-е годы сократились численность обучающихся и выпуск специалистов из средних специальных и профессионально-технических учебных заведений. В системе высшего образования наряду с пятью государственными вузами появились несколько десятков филиалов центральных и республиканских вузов, коммерческих учебных заведений, в которых в общей сложности обучались в 1999 г. 67 тыс. студентов (Социально-экономическое положение... 1999. С. 264).

В послевоенные годы в сфере фундаментальной науки в республике функционировали научно-исследовательская база (1945 г.), филиал (1949 г.) Академии наук ССР и Научный центр (1992 г.) РАН. К началу 1990-х годов в научных учреждениях и вузах Дагестана трудились более 6 тыс. научных и научно-педагогических работников, из которых около половины имели ученую степень доктора и кандидата наук. Имена и труды ученых Х.И. Амирханова, Г.Г. Гамзатова, Р.П. Аскерханова, Р.М. Магомедова, А.А. Аливердиева, С.Ш. Гаджиевой, Х.Э. Гаджиева, У.А. Мейлановой, И.А. Шамова и других приобрели общероссийскую известность.

Пополнился отряд писателей: прозаиков, поэтов, драматургов. Далеко за пределами Дагестана известны произведения народных писателей и поэтов С. Стальского, Г. Цадасы, А. Гафурова, Т. Хрюгского, А.В. Сулейманова, А. Аджиева, А. Аджаматова, Э. Капиева. Широкому читателю полюбились произведения писателей более позднего поколения, вступивших на путь литературного творчества в годы Отечественной войны и послевоенный период: Р. Гамзатова, Р. Рашидова, А. Раджабова, М. Гайрбековой, А. Абу-Бакара, Ф. Алиевой, С. Рабаданова, М. Митарова, М. Магомедова, Г. Багандова и др. Их книги издавались на дагестанских и русском языках, а также на языках многих народов СССР, России, зарубежных стран.

В республике работают 9 профессиональных театров, в том числе русский драматический театр, академический ансамбль танца “Лезгинка”, 11 музеев, творческие профессиональные объединения композиторов, художников, журналистов.

Культура Дагестана