Кумыки. Народ Дагестана


Общие сведения. Кумыки - один из коренных народов Республики Дагестан. Самоназвание - къумукъ; от этого этнонима происходит русское и ногайское кумык, чеченское - гъумки; у горских народов Дагестана экзоэтноним кумыков передается словами "жители речных долин, равнин": по-аварски -лъараг1ал, по-даргински - диркьаланти, по-лакски - арнисса.

Кумыки - наиболее крупный из тюркских этносов Северного Кавказа и третий по численности среди народов Дагестана (13% населения республики). Общая численность кумыков в России и странах СНГ, по данным переписи населения 1989 г., - 281,9 тыс. человек, а в настоящее время - около 350 тыс., в том числе в Дагестане - около 280 тыс. человек (по оценке 2000 г.). Естественный прирост за последнее десятилетие - около 20%.

Кумыки проживают на своей исконной территории - Кумыкской равнине и прилегающих к ней предгорьях от р. Терек на севере до рек Вашлычай и Уллу-чай на юге. Более половины (52%) из них расселены в восьми сельских административных районах. Около половины всех кумыков сосредоточены в городах и поселках городского типа, бывших ранее кумыкскими селениями и преобразованных в городские поселения.

За пределами Дагестана в России проживают более 20% всех кумыков. Относительно большими группами кумыки проживают в Гудермесском и Грозненском районах Чеченской Республики и Моздокском р-не Республики Северная Осетия - Алания. Небольшая часть кумыков расселена в Ставрополье, Тюменской обл. (более 3 тыс. человек) России, а также в республиках Казахстан, Украина, Узбекистан, Туркменистан и Азербайджан. Часть кумыкской диаспоры находится в Турции, Иордании и некоторых других странах мира. Уже во второй половине XIX в. кумыки представляли собой относительно высококонсолидированный народ с развитыми этническими признаками: распространением единого эндоэтнонима, единого языка, наличием единого культурного ядра, регулярностью торгово-экономических и культурных взаимосвязей и т.п. 

Процесс этнокультурной консолидации не устранил деления на этнографические группы (брагунские, буйнакские, каякентские, моздокские, хасавюртовские кумыки) и субэтносы (башлынцы, казанишцы, эндиреевцы и др.), которые сохранили некоторые специфические черты в культуре, быту, языке, фольклоре и т.д., впрочем, ныне не играющие существенной роли.

Кумыки граничат на севере и северо-западе с чеченцами, ногайцами, русскими (в основном с казаками), на западе с аварцами и даргинцами, на юге с даргинцами и азербайджанцами (главным образом с тёрекемейцами).

Территория от р. Терек и ее притока Сунжи на севере до рек Башлычай и Уллучай на юге традиционно именуется Кумыкской равниной, которая имеет почти плоский характер, но по мере приближения к предгорьям слегка повышается. Предгорье состоит из множества отдельных хребтов, простирающихся с северо-запада на юго-восток, их средняя высота - 500-700 м. Уникальным природным образованием является высочайшая в Европе песчаная гора (дюна) Са~ рихум (Желтые пески) высотой более 250 м. На востоке Кумыкия омывается Каспийским морем, в которое впадают реки Терек, Сулак (Къойсув), Гамрио-зень и другие, часть рек до моря не дотекает; озер на Кумыкской равнине немного (Турали, Ак-коль, Алтаусское и пр.).

Низменность в большинстве своем представлена луговыми разновидностями почв, покрытых прежде всего пыреем, солодкой и др. Предгорная часть Ку-мыкии, преимущественно представленная почвами каштанового типа, богаче растительностью, в основном злаково-полынной. В отдельных местах, обычно в предгорьях и вдоль долин рек, произрастают лиственные леса и кустарники (дуб, тополь, клен, грецкий орех, алыча, кизил, дикий виноград, терн, плющ, держи-дерево и др.), где водятся кабаны, лисицы, зайцы, шакалы, волки, изредка встречаются благородные олени и медведи. Реки и Каспийское море богаты рыбой, в частности осетровых пород. Следует отметить, что в последнее время « результате массовой вырубки лесов и кустарников, браконьерства, загрязнения и других факторов флора и фауна равнины претерпевает существенные негативные изменения.

Климат Кумыкии - умеренно-теплый, континентальный, с сухим и жарким летом, дождливой осенью и прохладной малоснежной зимой, средняя годовая температура - + 11°; в Терско-Сулакской низменности годовое количество осадков достигает всего 200-300 мм, в предгорьях показатели значительно выше.

Проживание на равнине, являющейся узким перешейком, соединяющим в пределах Северо-Восточного Кавказа Азию и Европу, сыграло как положительную, так и отрицательную роль в истории кумыков: с одной стороны, они рано приобщились к культурно-экономическим достижениям других народов, в их характере в числе прочих вырабатывались и такие черты,- как терпимость и дружелюбное отношение к этим народам, с другой стороны, походы могущественных завоевателей зачастую приводили к гибели значительного количества кумыков, к уничтожению их поселений.

Кумыки относятся к древнейшему на Северном Кавказе и в Дагестане каспийскому типу большой европеоидной расы с примесью кавкасионского типа в некоторых группах. Говорят на кумыкском языке - одном из старописьменных литературных языков Дагестана. Он входит в кипчакскую подгруппу тюркской группы алтайской языковой семьи. Делится на диалекты: хасавюртовский, буйнак-ский, кайтагский, подгорный, терский, последний представлен на территории Чечни, Ингушетии, Осетии. Литературный язык, имеющий достаточно давнюю письменную традицию, сложился на основе хасавюртовского и буйнакского диалектов. Родным считают язык своей национальности 99% кумыков (1989 г.). Распространен также русский язык: им свободно владеют 74,5% кумыков.

Племена, сыгравшие определенную роль и в этногенезе кумыков, в той или иной мере пользовались албанской и рунической (древнетюркской) графикой. Есть сведения о том, что для дагестанских гуннов (савиров) была создана письменность византийско-армянскими миссионерами, а в хазарский период - новая письменность на основе греческого алфавита; кроме того, каганы хазар использовали в переписке и древнееврейский алфавит.

В связи с арабскими завоеваниями, проникновением в край ислама и исламской культуры с УШ-Х вв. здесь постепенно распространяется арабская графика, которая подвергалась реформе, приспосабливалась к звуковой системе местных языков, в том числе и кумыкского (аджам). В 1929 г. кумыкский язык был переведен на латинскую графику, а с 1938 г, - на русскую. В конце XIX в. выходят первые печатные книги на этом языке. Вместе с тем рукописная арабографическая традиция имеет гораздо более раннее распространение; к ее памятникам относится, например, "Дербенд-намэ" (конец XVI в.) - один из первых оригинальных источников по истории народов Дагестана.

Начиная примерно с хазарского времени по первую треть XX в. тюркский язык предков кумыков, а затем и сам кумыкский язык служили языком межэтнического общения на Северо-Восточном Кавказе. Кумыкский язык, окончательно сложившийся в домонгольскую эпоху, кроме того, был официальным языком переписки народов Кавказа с русскими царями, представителями русской администрации, изучался в гимназиях и училищах Владикавказа, Ставрополя, Моздока, Кизляра, Темир-Хан-Шуры и др. В 1917-1918 гг. на национальных съездах народов Северного Кавказа кумыкский язык был принят в качестве официального языка. В 1923 г. тюркский (кумыкский) язык в Дагестане был провозглашен государственным языком республики (Алиев К., 1997. С. 35).

Этническая история. Древняя история кумыков, как и других народов Дагестана, изучена недостаточно, поэтому в ней много "белых пятен", а нередко высказываются взаимоисключающие суждения. В связи с этим интересно, что ряд зарубежных крупных ученых этноним "кумык" и государственность кумыков обнаруживают на Кавказе и в Малой Азии еще до нашей эры (И. Джуна-так, 3. Ватерман, Дж. Анадол, Ф. Кырзы-оглу, Ю. Юсифов и пр.). В отношении тюркских племен на Древнем Кавказе к аналогичным выводам приходят и многие российские историки и филологи (Дж. Карабудахкентли, С. Токарев, Л. Лавров, С. Байчоров, И. Мизиев, К. Кадыраджиев, М. Джуртубаев, С. Алиев, А. Кандауров, К. Алиев и пр.).

По мнению других ученых, основу этногенеза кумыков составляло местное дагестанское население, с глубокой древности занимавшее предгорья и прилегающие к ним равнины Дагестана и принявшее тюркский язык и отдельные элементы культуры пришлых тюркоязычных племен, начиная с первых веков нашей эры (В. Бартольд, Я. Федоров, С. Гаджиева, Г. Федоров-Гусейнов и др.). (Подробнее о различных гипотезах см.: Федоров-Гусейнов, 1996. С. 16 и ел.) Следует отметить, что фольклорный материал, как и языковой, свидетельствует о том. что местный тюркоязычный кавказский фольклор бытовал в северокавказском регионе с очень давних времен (нарт-ский этнос, песни о Минкюллю, Карткожаке, мифологические произведения и др,). Не случайно многие крупные ученые подвергли аргументированной критике "официальную теорию" об "отюречении" кумыков (см. подробнее: Алиев К.М., 2001. С. 4-18).

В формировании предков кумыков определенную роль, очевидно, сыграли, в частности, племена, известные под обобщенными названиями: киммерийцы (до начала VIII в. до н.э.), скифы (УШ-Ш вв до н.э.) и др. Упоминания сходных со словом "кумыки" этнонимов ("камаки", "гемикины", "кымыки" и т.п.) на данной или на прилегающих территориях встречаются также у Плиния Секунда, Клавдия Птоломея (И в. н.э.), у раннесредневековых арабских авторов, у Махмуда Кашгарского (XI в.), Плано Карпини (XIII в.) и др. Предки кумыков, очевидно, входили в государственные объединения гуннов, савир, барсил, булгар: особенно большую роль в истории кумыков сыграли хазары и кыпчаки.

Образование кумыкской народности с ее нынешним кыпчакским языком относится к ХИ-Х1П вв. Традиции государственности, сложившиеся в средневековый период, были продолжены и в последующее время, когда появились такие политические образования, как Тарковское шамхальство, Мехтулинское ханство: в Северной (Засулакской) Кумыкии - Эндиреевское, Костекское и Ак-саевское владения, в нынешней Чечне - Брагунское княжество; южные кумыки входили в Кайтагское уцмийство. Особое место занимал Тарковский шамхал (шавхал), сюзеренитет которого признавался другими кумыкскими и иными владетелями Дагестана. 

Он обладал практически неограниченной властью, хотя периодически и собирал совет для решения важных задач. Шамхал не имел постоянной армии, но у него было большое число дружинников (нёкер), его вассалами являлись также удельные князья (бий, бек). У шамхала были помощники, "министры" (ватр)> смотрители (натр), главы военной силы (черивбашы), сотники (юзбашы), городничий (къапабек), городовые (чавуш), конюшенные (карасчы), стольники (хончачы), виночерпии (аякъчы) и.т.п. Почти то же самое наблюдалось в управлении другими владениями Кумыкии. В социальном отношении кумыкское общество состояло также из дворян, узденей различных категорий, крестьян разной степени зависимости, рабов и др.

После окончательного присоединения Кумыкии к России высшая власть сосредоточивается в руках царского военного командования.

С XVI в. фиксируются тесные торговые и дипломатические отношения кумыков с Россией, которые усилились с постройкой Терского городка (1589 г.) в устье Терека. После образования Дагестанской области (1860 г., центр — г. Те-мир-Хан-Шура) фактически ликвидируется политическая власть шамхалов, ханов и биев; вместо прежних владений были созданы округа: из Кайтагского уц-мийства и Табасарана был образован Кайтаго-Табасаранский округ, из Тарковского шамхальства, Мехтулинского ханства и Присулакского наибства - Темир-Хан-Шуринский округ Дагестанской области; на территории Эндиреевского, Аксаевского и* Костекского владений образуется Кумыкский (позднее - Хасавюртовский) округ Терской области. Кумыки составляли основное население (более 60%) Темир-Хан-Шуринского и Хасавюртовского округов, а в Кайтаго-Табаеаранском округе - около 15% населения. В 1920 г. при создании автономной Дагестанской ССР Хасавюртовский округ вошел в состав республики, т.е. было восстановлено административное единство большей части территории проживания кумыков, разделенных в 1860 г. на две области, за исключением брагунских и моздокских (кизлярских) кумыков.

Самые ранние относительно достоверные сведения о численности кумыков относятся к 1860-м годам. По официальным данным Главного штаба Кавказской армии в Дагестанской (в Темир-Хан-Шуринском и Кайтаго-Табасара иском округах) и Терской (Кумыкском округе) областях насчитывалось 62 кумыкских селения, в которых проживали около 78 тыс. человек. Полвека спустя, к 1916 г., численность кумыков выросла до 97 тыс. Динамика численности кумыков во второй половине XIX - начале XX в. свидетельствует о постоянном, хотя и медленном приросте кумыков, что было следствием двух демографических факторов: высокой рождаемости, поощряемой обществом и адатными нормами (раннее замужество, одобрение многодетности и др.), мусульманской религией (образом жизни), осуждающей не только меры по ограничению рождаемости, но и бездетность, разрешающей многоженство и поощряющей увеличение числа мусульман и т.д.; относительной стабильностью расселения кумыков на исконной территории.

Темпы прироста замедлялись достаточно высокой смертностью из-за слабого медицинского обслуживания, распространения инфекционных заболеваний, эпидемий. Средняя величина семьи у кумыков во второй половине XIX -начале XX в. составляла около пяти человек.

Численность кумыков в XX в. в Дагестане в нынешних пределах республики выросла с 88 тыс. (1926 г.) до 278 тыс. человек (2000 г.), т.е. на 190 тыс., или в 3 раза; среднегодовой показатель прироста кумыков достигает почти 3,4%, что выше, чем среднегодовой прирост по республике в целом.

Основные занятия. Земельные угодья кумыков традиционно делились на четыре вида: пашни, сенокосы, леса и пастбища. Ведущей отраслью хозяйства издревле считалось земледелие, особенно зерновое (пшеница, ячмень, просо, кукуруза, рис). Кумыки знали трехпольную систему земледелия с чередованием посева культур, приемы искусственного орошения. Широко практиковалось поднятие пара. В ряде кумыкских селений значительное развитие получили садоводство, бахчеводство, огородничество и виноградарство. Вторую по значению отрасль народного хозяйства составляло животноводство, развитию которого способствовало наличие хорошей кормовой базы. 

Ведущее место занимал крупный мясо-молочный и мелкий рогатый скот. Крупный рогатый скот использовался и в качестве тягловой силы, лошадь - преимущественно для верховой езды. Характерно было разведение буйволов. Животноводство в основном являлось стационарным, но крестьяне ряда кумыкских селений прибегали и к отгонным формам содержания поголовья овец. Жители Нагорного Дагестана арендовали у кумыков зимние пастбища на равнине (кутаны), кумыки же пользовались летними пастбищами горцев на тех же арендных условиях. Эти отрегулированные многовековые традиции во многом способствовали сложению общности экономических интересов жителей Дагестана, рациональному разделению труда, исключению межэтнических конфликтов на базе земельных притязаний.

Еще до XIX в. в Кумы кий общественная собственность на землю в целом уступает место феодальному землепользованию. В XIX в. уже существуют три основных вида земледелия: частное, государственное, вакуфное - земли мечети. Частное землевладение делилось на крупные феодальные владения и на мелкие частновладельческие земли - мюльки. После установления советской власти вся земля была национализирована.

Благоприятные природные условия, близость к морю, наличие рек способствовали возникновению у кумыков рыболовства (подсобного). Некоторое значение в экономике имела добыча соли и нефти, которыми также снабжалась большая часть Нагорного Дагестана. В связи с разделением труда между равнинной и горными частями Дагестана, а также сравнительно ранним проникновением на равнину русских фабрично-заводских изделий у кумыков многие виды ремесел начали сравнительно рано сворачиваться. Вместе с тем отдельные отрасли домашнего производства и ремесла продолжали играть важную роль. Среди них можно выделить изготовление сукон и хлопчатно-бумажных тканей, обработку кожи, дерева, металла, ковроткачество, изготовление оружия (например, в сел. Верхнее Казанище, выходцем из которого является знаменитый мастер Базалай) и др.

Через Кумы кию проходили важнейшие на Восточном Кавказе торговые пути, в частности Великий шелковый путь. Кумыкская равнина служила главной житницей для многих районов Дагестана - все это обусловило значительное развитие торговли, экономики. Усиливаются процессы вовлечения равнинного Дагестана в общероссийский рынок, проникновения капиталистических отношений.

У кумыков существовало довольно четкое половозрастное разделение труда: мужчины занимались уходом за мелким рогатым и рабочим скотом, их пастьбой, большинством полевых работ, заготовкой сена, дров и др. Женщины ухаживали за молочным скотом, занимались ведением домашнего хозяйства, уходом за домом, шитьем, ткачеством, вышивкой, производством изделий народно-прикладного искусства. Престарелые родители не допускались к тяжелому физическому труду, общественное мнение осуждало взрослых детей, если их престарелые родители привлекались к непосильным работам (Гаджиева, 1961. С. 62-106).

Материальная культура. Основной тип поселения у кумыков - селение: юрт, гейт, авул; последним термином чаще называются кварталы. На территории Кумьшш располагалось много древних и средневековых городов (Семен-дер, Беленджер. Таргьу, Эидери и др.), здесь расположено большинство дагестанских городов современного типа (Махачкала, Буйнакск, Хасавюрт и др.). Существовал и хуторской тип поселений (отар, махи), которые обычно разрастались и превращались в селения. В результате многочисленных войн и вторжений периода арабо-хазарских войн, нашествия монголов, Кавказской войны ряд других кумыкских поселений оказался стерт с лица земли, но в большинстве своем в мирное время поселения восстанавливались. В период завоевания царской Россией и позднее, на Кумыкской равнине были построены русские крепости и селения. Здесь оседает также часть ногайцев, чеченцев, образуя отдельные поселения, а также расселяясь в кумыкских селах.

Жилище кумыков можно разделить на три основных типа: одноэтажное -на низком фундаменте: полутораэтажное - на высоком каменном фундаменте: в последнее время такие дома строятся также с большим подвальным помещением для хозяйственных целей; двухэтажное. Недостаток природного строительного материала (камня, леса), наличие земли, а также большая приспособленность к защите от летнего зноя способствовали преимущественному развитию у равнинных кумыков одноэтажного жилища; у предгорных кумыков, наоборот, двухэтажные здания встречались чаще.

По внутренней планировке все комнаты располагались или в один ряд, или Г-образно (когда в доме больше двух комнат), или П-образно (при наличии более трех комнат). Комнаты обычно объединялись идущей вдоль главного фасада галереей. Внутри дома вдоль потолка комнат под потолочными балками перпендикулярно к ним проходил поддерживающий их прогон-матица из толстого отделанного дёрева. Прогон поддерживался в центре толстым срединным столбом (орта оагъана). который обычно имел сверху деревянную массивную подбалку с декоративными деталями в виде львиных голов, выполненными резьбой. Двери и рамы окон изготавливались из цельной дубовой доски. Крыши домов были глинобитные, плоские, у северных кумыков - приближенные к двускатным.

В кумыкском доме каждая комната имела свое назначение. Под кухню (аш уъй) отводилось самое просторное помещение. Имелась специальная комната для гостей - кунацкая (къонакъ уъй), состоятельные люди строили для гостей отдельные помещения во дворе. Одна комната отводилась для хранения продуктов, остальные комнаты выполняли роль спален. Все галереи, окна и двери обычно были обращены на юг и юго-восток, что обусловлено стремлением получить больше солнечного тепла, лучше защититься от холода.

Дом отапливался камином. Во второй половине XIX в. появились комнатные печи, имеющие много общего с печами для выпечки хлеба - кёрюками, издавна сооружавшимися или во дворе, или на галерее нижнего этажа. С конца XIX в. появляются железные печи. В наше время для отопления часто используется водяное устройство, для приготовления пищи - разовые плиты и печи, отапливаемые углем (Там же. С. 192-222).

Двор ограждался забором из камня, самана или плетенки (и турлука). Дворы, за немногими исключениями, имели дубовые ворота с массивными створками.

Легкой нательной мужской одеждой являлись туникообразная рубаха (геле к) и штаны (иштан, шалбар). Поверх рубахи кумыки носили бешмет (къап-тал), сшитый из темных (для зимы, для работы) и светлых (для лета) тканей. Бешмет постепенно стал заменяться кавказской рубахой. На бешмет или кавказскую рубаху надевалась черкеска (чепкен), которую шили из местных или привозных полусуконных, хлопчатобумажных тканей, реже - из белой верб-люжьей шерсти. Зимой поверх бешмета или черкески надевали овчинную шубу (тон). Нарядные шубы делались из белых овчин молодых барашков. Кумыкские феодалы и буржуа носили собольи, горностаевые, хорьковые, бобровые шубы из привозных русских мехов. Верхней одеждой, защищавшей от дождя, холода и ветра, служила бурка (ямучу). Обувь мужчин отличалась разнообразием: носки из шерстяной пряжи (чорап), сафьяновые легкие сапоги (этик, маси), чарыки, башмаки и галоши из сафьяна или тонкой кожи на толстой подошве. Головным убором кумыка была овчинная папаха (папах, бёрк), а также башлык (башлыкъ). После присоединения Дагестана к России в кумыкскую среду стала проникать и привозная городская одежда европейского типа.

В средние века кумыкские воины носили кольчугу (гюбе), железный или стальной шлем (такъыя), железный щит (къалкъан), колчан (садакъ), в бою использовались лук со стрелами (окъ-жая), дротик и пика (сюнгю), палка с клинообразным штыком (сюлче), сабля (илёшке, къылыч), особенно был распространен кинжал (хынжал). С XVII в. кумыки использовали и огнестрельное оружие: гладкоствольное ружье {<тювек), пистолет (тапанча) и пушку {топ). Наряду с оружием местного производства имело распространение и турецкое, русское, английское оружие.

Женская одежда имела больше особенностей, в том числе локальных, чем мужская. Нательная одежда - ич гёлек и бюрюшме гёлек (длинные рубахи); в поясную одежду входили шаровары или широкие штаны (шалбар, питан). Верхнее платье было нескольких видов: арсар (распашное платье); полша (нераспашное платье); къабалай (нарядное платье типа арсара). Зимой носили шубы. Обувь женщины составляли главным образом шерстяные носки, чувяки, башмаки, кожаные галоши. Они были сходны с аналогичными видами мужской обуви, но, как правило, отличались нарядностью, изготовлялись более изящно, из более изысканных, ярких по цвету материалов. На голове кумычки носили повязку {чуткъу) в виде открытого сверху и снизу мешочка, сшитого из атласа, сатина или шерсти. В чуткъу опускали сплетенные в косы волосы. Поверх чуткъу повязывали большой платок (явлукъ, тастар) - шелковый, шерстяной, тюлевый или ситцевый. Платки были весьма разнообразны, выбирались прежде всего с учетом возраста, обстановки (праздник, траур и т.д.).

Носили украшения, пришиваемые к одежде и являющиеся ее деталями: серебряные, украшенные филигранью или чеканкой пряжки, изготовленные в форме длинных маленьких рыбок и пришивавшиеся к поясу платья; мелкие бляхи и всевозможные пуговицы, главным образом серебряные, которые пришивались на рукава, пояс, грудной вырез платья и т.д. Были украшения, используемые отдельно: камал - широкий серебряный пояс, иногда в золотой или позолоченной оправе с драгоценными камнями, а для менее состоятельных женщин — из позумента с пришитыми во всю длину в несколько рядов серебряными монетами; тамакъса - особый вид ожерелья, плотно охватывающий шею и состоящий из нанизанных на две нитки 20-25 мелких золотых или серебряных полых пластин; къаршумалар - украшения в форме длинных и узких пряжек из позолоченного серебра, пришивавшиеся к бархатному или плюшевому нагруднику; арпа - бусы в форме ячменя, прикрепляемые к золотым или серебряным бляхам или монетам; минчакъ - кораллы; серьги, в основном двух видов: чюме-кли гъалкъа - без подвесок, но с отростками, и салланчыкъ гьалкъа, имеющие от четырех до шести тонких подвесок в виде мелких колечек; юзюк - кольца; белезик - браслеты. Все эти украшения делались из золота или серебра, зачастую покрывались богатым орнаментом и украшались драгоценными камнями. В большинстве своем они изготовлялись на месте, но использовались и привозные (Гаджиева, 1961. С. 237-239).

В Дагестане кумычки традиционно считаются искусными кулинарками. Из блюд можно назвать следующие: хинкал - род национальных галушек из некрутого пшеничного теста, сваренных в жирном мясном бульоне и заправленных подливой (тузлукъ) из сметаны (или кислого молока, томата, орехов и т.д.) с чесноком (хинкал ткет много разновидностей); гьалпама - хинкал из кукурузной муки; шорт - различные супы (с фасолью, рисом, лапшой, крупой и др.); кюрзе - род пельменей с начинкой из мяса (или творога, тыквы, крапивы, ливера и др.); чуду - род чебуреков (пирогов) из тех же, что и кюрзе, продуктов; долма - вид голубцов из мясного фарша с рисом, обернутых в листья винограда или капусты; пилав (аш) - плов; шишлик - шашлык; къуймакъ - яичница из взболтанных яиц; къувурма (бозбаш) - мясной соус; чилав - каша из риса, а также кукурузной или пшеничной крупы, сваренной на молоке или воде; тахана - жидкая каша из жаренной на масле пшеничной муки; халва (гъалива) из жаренной на топленом масле муки и сахара, халва с орехами и другие разновидности. Это далеко не полный перечень основных национальных блюд, имеющих к тому же локальную специфику. Большим разнообразием отличались также пироги, хлеб, оладьи, калачи, варенья, напитки и др. Обычный и калмыцкий (подсаливаемый) чай, кофе, какао, многие спиртные напитки у кумыков относятся к заимствованным напиткам.

Общественный и семейный быт. Еще задолго до XIX в. кумыкский тухум {тайна, къавум, джинс) претерпел глубокие изменения, хотя тухумные связи и в более поздний период продолжали играть значительную роль. В тухум входили только родственники по отцовской линии (обычно 100-150 чел.), степень родства имела большое значение. Значительную роль играли и некровнородственные связи: аталычество (воспитание детей в чужом роду), куначество, отношения со сводными братьями и сестрами. В XIX в. основным типом семьи кумыков была малая, хотя кое-где сохранялись неразделенные семьи или семейные общины численностью до 25—30 человек. Все члены семьи подчинялись главе, которым, как правило, был мужчина, старший по возрасту и пользовавшийся непререкаемым авторитетом, однако при решении важных вопросов ведущую роль играл семейный совет, в который входили все взрослые мужчины и некоторые старшие опытные женщины.

Все имущество и продукты питания считались коллективной собственностью всей семьи. Собственность членов семьи состояла из имущества, перешедшего к ним по наследству и приобретенного общим трудом семьи. Личную собственность главным образом имели женщины, и, как правило, она состояла из приданого. В случае развода супругов личная собственность женщин не подвергалась дроблению. Если мужчина выступал инициатором развода, женщина получала все, что она привезла из родительского дома, и, кроме того, плату (ге-бингьакъ), полученную за нее при вступлении в брак. Некоторыми видами имущества (мельницей, в отдельных случаях - землей и т.д.) члены большой семьи продолжали владеть совместно и после раздела, соблюдая в пользовании ими очередность или деля доход. В отцовском доме чаще всего оставался младший из сыновей, ведя общее с родителями хозяйство. Развитие товарно-денежных отношений и частной собственности, крестьянская реформа привели к смене большесемейных ячеек малосемейными.

Заключение брака и развод регламентировались шариатом. Брак заключался в 15—16 лет и старше. Переговоры с родителями девушки вело доверенное лицо — арачы, затем, после появления шансов на успешное сватовство, к родителям девушки посылались сваты (гелечилер). За невесту платили калым, одна часть которого у кумыков шла в пользу родителей, другая - на покупку приданого. Кроме того, муж должен был платить гебингъакъ, обеспечивающий жену и детей на слушай развода или смерти мужа. Обручение (гелешив) отмечалось в торжественной обстановке. Для скрепления принятых сторонами обязательств родителям невесты вручалась какая-нибудь ценная вещь — белги. Свадьбу {той) кумыки отмечали торжественно, как правило, с приглашением всех односельчан. Жених находился в доме близкого друга, где также происходили торжества, но в более узком кругу.

Обычаи избегания (семейные запреты) — одна из наиболее сильно развитых и самобытных характеристик традиционных семейно-родственных отношений кумыков. Суровость нравов, аскетический, "спартанский" образ жизни традиционно не позволяли мужчине принимать участие в воспитании малолетних детей, проявлять родительские чувства. Воспитанием ребенка занималась мать, хотя при посторонних и она не должна была его ласкать, проявлять свои чувства. С определенного возраста воспитанием детей, особенно сыновей, занимался и отец. Воспитание мальчиков и девочек различалось: мальчику внушалось, что он призван в будущем защищать близких, занимать независимое положение в семье и обществе, стать хорошим работником в поле и т.д.; в девочке, наоборот, воспитывался покладистый характер, она приучалась к уходу за ребенком, к работе по дому. Все эуо осуществлялось средствами народной педагогики, в которой использовались приемы трудового обучения, игры, обряды, детский фольклор и др. (Там же. С. 252-280).

Традиционная система судопроизводства у кумыков была основана на ада-тах (обычном праве) и шариате (мусульманском праве). Главное место занимал адат, по которому разбиралось большинство дел: об убийстве, ранении, избиении, воровстве, поджоге, прелюбодеянии, похищении, ложной присяге, исковые дела и др. По шариату обычно разбирались дела о завещаниях, опеке, о разделе имущества, брачные вопросы. Суд по адату производили опытные и влиятельные старики из князей и узденей, а по шариату - кадий. Существовал и третейский суд (.маслагъат), решение которого считалось окончательным. Когда дела рассматривались на основании подозрения, т.е. не имелось свидетелей (шагьат), большую роль в судебном процессе играли соприсяжники (тусев). Если преступник не был известен, его поиск поручался доказчику (айгъакъ). 

Решения могли отменяться феодалами или царской администрацией. По важным делам созывался общий сход мужчин, где феодальная верхушка все же играла решающую роль.

Духовная культура. С УШ-ХП вв. среди кумыков получило распространение мусульманство суннитского толка со всеми присущими ему особенностями. Есть сведения о том, что до этого периода определенное распространение имело христианство и иудаизм. Очевидно, прежде всего ранним проникновением в край ислама обусловлено то, что языческие верования у кумыков сохранились относительно плохо, институт шаманства как таковой практически не фиксируется, хотя и сохранились рудименты аналогичных институтов {халмач, этне). Фольклорно-этнографический материал позволяет говорить о поклонении кумыков верховному богу Тенгири, божествам и духам Солнца, Луны, Земли, Воды и т.д. Сохранились былички, побывальщины, устные рассказы, обрядовые песни и другое о демонологических существах Албаслы (безобразная женщина с огромными грудями, закинутыми за плечи, она обычно вредит роженицам), Сув-анасы (Мать воды, она может утопить купающихся), Темиртёш, Балтатёш, Къылычтёш (у них из груди торчит лезвие топора или сабли), Сюткъатын (очевидно, богиня, дух дождя и плодородия), Басдырыкъ (во сне может удушить людей), Сулагь (прожорливое существо) и др.

Широкое распространение среди кумыков получила мусульманская мифология, которая частично напластовалась на языческие верования и трансформировала их "в свою угоду". Так, в похоронной обрядности и поэзии наряду с мусульманскими регламентациями (особенно в процессе захоронения), представлениями о загробной жизни сохранились и элементы языческих верований, а также некоторые обряды и песни: шагъалай - своеобразные причитания и ритуальный "танец" вокруг покойника, обряд посвящения умершему коня и др. В настоящее время наблюдается усиление роли мусульманских, частично и языческих верований и обрядности.

Значительного уровня у кумыков достигло орнаментальное искусство. Так, в домах старого типа большое значение придавалось резному орнаменту, которым украшались деревянные части дома, балки, столбы, стенные шкафы, двери, ставни, обрамление окон, ворот. Небольшие каменные плиты, покрытые традиционным резным орнаментом и надписями, вставлялись в каменные стены галереи, в ворота и т.д. Широко применялась и лепка из глины для оформления ниш, проемов, карнизов, каминов и др. При распределении архитектурнодекоративных элементов использовались традиционные приемы, основанные на специфическом понимании декоративного ритма. Кинжалы, пистолеты, сабли, ружья покрывались резными украшениями, золотой или серебряной оправой. Почти все виды женской одежды и в особенности той, что предназначалась для девочек и девушек, украшались по подолу, на поясе, рукавах, груди, воротнике или золотыми, серебряными галунами, или кружевами, или разнообразными искусно исполненными позолоченными нагрудниками. Оригинальностью и высокими художественными качествами отличались ворсовые и безворсовые ковры (дум, хали, нанка, каякентские паласы), войлочные ковры (арбабаш, кийиз), циновки (чипта), переметные сумы (хуржун).

Кумыкский народ создал высокохудожественные образцы фольклора. В героический эпос входят "Йыр (песня) о Минкюллю", восходящий к глубокой древности и в ряде характеристик сходный с "Эпосом о Гильгамеше", "Йыр о Карткожаке и Максуман’’ - памятник кумыкского нартского эпоса, "Йыр о Джаватбие", в котором, как и в огузском эпосе о Деде Коркуте, повествуется о борьбе героя с ангелом смерти Азраилом и др. В ‘‘Сказании о битве при Анжи" отражен период арабо-хазарских войн.

Календарно-обрядовая поэзия представлена песнями вызова дождя (Земи-ре, Сюткьатын и др.), осенними песнями (Гюдюрбай, Гьюссемей и т.д.), песнями встречи весны (Навруз) и др., семейно-обрядовая поэзия - свадебными песнями (той сарынлар), причитаниями (яслар, ваягълар). Значительное развитие получили также детский фольклор, мифологические легенды (космогонические, этиологические и др.), предания (топонимические, генеалогические, об отражении иноземных завоевателей, о классовой борьбе и т.д.), а также сказки (ёмакълар). Среди героико-исторических несен очень популярны йыры о народных батырах Айгази, Зоруше, Абдулле, Эльдаруше и др., а также о героях антиколониальной и антифеодальной борьбы в XIX в. (о Шамиле, Дели Османе, Мажтн, Казибехе, Абдуллатипе и др.). 

К сравнительно поздним жанрам кумыкского фольклора относятся катк-йыры (героические и философско-назидательные песни о вольнолюбивых казаках-дружинниках), такмаки и сарыны (четверостишия-состязания преимущественно любовного, шуточного характера), любовные (ашугогае), юмористические и другие йыры. Богатством отличаются и паремии {пословицы, поговорки, загадки).

Кумыкский танец, имевший около 20 вариантов, относится к типу лезгинки, он отличается рядом черт, характерных для развитой хореографии. Ему свойственны композиционная четкость, ярко выраженная манера исполнения (сильная, мужественная у мужчин, спокойно-горделивая у женщин), сложный рисунок, двухдольный ритм и др.

Большого совершенства достигло и песенное исполнительное искусство, в особенности редкий для Дагестана мужской многоголосный (бурдониругощий) хор. Танцы и песни сопровождаются аккомпанементом кумуза (щипковый музыкальный инструмент), гармошки, на этих же инструментах исполняются и сольные наигрыши.

Литература кумыков начала развиваться в ХГУ-ХУ вв. (Умму Камал, Багдад Али, Мухаммад Аваби и др.), однако значительного уровня достигла в конце ХУШ-Х1Х вв., когда появляются также крупные поэты, как А. Какашурин-ский, Йырчи Казак, М.-Э. Османов, А.-Г. Ибрагимов и др. Большое развитие получает просветительская и революционно-демократическая литература (Н. и 3. Батырмурзаевы, Т.-Б. Бейбулатов, А. Акаев, М. Алибеков, К. Джамалдин, А. Дадав и др.). В развитие дагестанской советской литературы огромный вклад внесли А.-П. Салаватов, Ю. Гереев, А, Магомедов, Б. Астемиров (один из создателей и первый председатель Союза писателей Дагестана), А. Акавов, А.-В. Сулейманов, А. Аджаматов, А. Аджиев, И. Керимов, Ш. Аль-бериев, М.-С. Яхьяев, М. Атабаев, К. А буков. Бадрутдин (Магомедов) и др. По отцовской линии восходят к роду шамхалов Тарковских также выдающийся русский поэт Арсений Тарковский и его сын — всемирно известный кинорежиссер Андрей Тарковский.

Кумыкский театр, являющийся первым из национальных театров Дагестана, был создан в 1930 г., на его сцене играли такие выдающиеся дагестанские актеры, как народная артистка СССР, лауреат премии им. Станиславского Б. Мурадова, народные артисты РСФСР и ДАССР А. Курумов, Т. Гаджиев, Г. Рустамов, С. Мурадова, М. Акмурзаев и др. В развитие дагестанского и российского киноискусства значительный вклад вносит И. Казиев. Среди мастеров исполнительского искусства большой популярностью пользуются Т. Мурадов, И. Батталбеков. 3. Алескендеров, Г. Бекболатов, Б. Ибрагимова, У. Арбуханова. Б. Эльмурзаева, Б. Осаев, М.-З. Багаутдинов и др. У истоков дагестанской, в частности кумыкской, профессиональной музыки стояли Т.-Б. Бейбулатов и Т. Мурадов, их традиции ныне успешно продолжают Н. Дагиров, К. Шамасов, X. Батыргншиев, А. Аскерханов, С. Амирханов и др.

Спорт. В жизни всех народов важную роль играют национальные виды спорта. В детском и юношеском возрасте это были в основном игры и состязания, обычно "облаченные" в формы обряда или зрелища. Так, при проводах зимы кумыкские дети, как и дети многих народов Дагестана, прыгали через костры (смысл - магический), имелись многочисленные варианты игр, напоминавшие или очень сходные с русскими играми в городки, лапту, "казаки-разбойники", в "коня и всадника", жмурки, ловитки, игра в альчики и т.п. Интересно, что у кумыков была и своеобразная игра "хоккей на траве": вечером поджигали кусок трута и отбивали его друг у друга клюшкой (къайкгьы). Как составная часть празднеств, обрядов и как самостоятельные соревнования проводились скачки, джигитовки, состязания по национальному виду вольной борьбы и т.д.

Национальные виды спорта, несомненно, стимулируют развитие аналогичных им современных видов спорта: в них отличились всемирно известный борец и артист цирка Ал-Клыч Хасаев (Рубин), а также Сали Сулейман Казанищский, Али Казбек, чемпионы Олимпийских игр и мира по вольной борьбе Н. и А. На-еруллаевы, С. Абсаидов, М.-Г. Абушев и другие, чемпион мира по ушу-саньда 3. Гайдарбеков, чемпион Азии и мира по кикбоксингу среди профессионалов А. Порсуков, чемпионка России, СССР и мира по стрельбе из лука Махлуха-нум Мурзаева, призер чемпионата мира, трехкратный чемпион Европы по ушу-таолу, популярный актер кино Джамал Ажигирей и др.

Наука. Народные знания кумыков, как и у других народов, в ранние периоды развитая носили эмпирический характер, вырабатывались они на протяжении столетий и касались самых различных областей жизни и прежде всего медицины. Народные лекари в лечебной практике применяли растения, продукты питания, воду, использовали кровопускание, массаж, компрессы и др. Наряду с этими рациональными методами нередко применялись и магические приемы, восходящие к глубокой древности. Из профессиональных медиков еще до революции особой популярностью пользовались Ю. Клычев и Т. Бамматов. Нельзя не отметить, что за годы советской власти дагестанская медицина достигла значительных успехов, выросли высококвалифицированные кадры (из кумыков -чд.-кор. АМН СССР Р.П. Аскерханов, десятки докторов и кандидатов наук).

Довольно хорошо были развиты у кумыков и астрономические знания, о чем свидетельствует наличие названий многих планет и созвездий, ряд из которых служил практическим целям: определению сторон света, времени года, суток и т.д. Еще в VII-VIII вв. у тюрков был известен 12-летний цикл так называемого животного календаря. Хотя считается, что этот, а также столетний календарь-предсказатель у кумыков получили широкое распространение в начале XX в. через публикации Абу-Суфьяна Акаева, есть основания полагать, что 12-летний календарь был известен здесь издавна. Об этом, например, свидетельствует пословица "Не радуйся, что сейчас год змеи - впереди ожидает тебя год лошади" ("Йылан йыл дел сююнме - йылкъы йылынг алдьшгда"), основанная на поверьи, что год змеи, в отличие от года лошади, бывает теплым, благоприятным для приплода.

На отдельные периоды делится и год: они имели свои названия ("малое чил-ле", "большое чилле" и т.д.) и достаточно точные погодные характеристики. Довольно хорошо была развита у кумыков и метрология, в большинстве своем носящая общетюркский характер: большие расстояния измерялись в чакъырымах, т.е. в километрах, в агачах (5-6 км) и т.п., в основе более мелких мер лежали размеры частей человеческого тела: обит (шаг), къирыш (пядь) и др. В качестве мер веса использовались понятия шлевке (фунт). Традиционные метрологические названия, сами понятия ныне практически все заменены интернациональными (километр, килограмм и т.д.).

Говоря о вкладе кумыков в развитие науки, отметим таких крупных ученых, как Мухаммад Аваби Акташи (вторая половина ХУ1-начало XVII в., автор "Дер-бенд-наме"), Аликулихан Валех Дагестани (1710-1756 гг., поэт, составитель антологии "Сад Поэтов", содержащей сведения о 2594 поэтах Востока Х-ХУП вв.), Девлет-Мурза Шихалиев (первый кумыкский этнограф), Ахмед-Саиб Каплан (1859-1920 гг., политический деятель, автор более 10 монографий по истории и политике Турции), Шихаммат-Кади (1833-1918 гг., крупный ученый-арабист, издал около 30 книг), Абу-Суфьян Акаев (1872-1931 гг., выдающийся просветитель, ученый, поэт, книгоиздатель, общественный деятель), Гайдар Бамматов (1890-1967 гг., крупный политический деятель, автор капитального труда по истории и культуре мусульманского мира "Лики ислама" и других многочисленных работ), его сыновья: Нажмутдин (координатор по вопросам мировой культуры ООН, доктор теологии и гуманитарных наук), Темир-Болат (генеральный авиаконструктор Франции, советник по проблемам развития международной авиации). 

Назовем и другие имена известных ученых-кумыков: Мужаетдин Хангиши-ев (1905-1971 гг., крупный авиаконструктор, заведующий отделом в Конструкторском бюро А.А. Туполева, дважды лауреат Государственной премии СССР), Мурад Капланов (1915-1980 гг., главный специалист по космической технике, главный эксперт по технологии цветного телевидения, дважды лауреат Государственной премии СССР), Фахретдин Кырзы-оглу (член Академии тюркской истории, один из ведущих историков Турции, автор многочисленных монографий по истории древнего Кавказа и Ближнего Востока), Яшар Айдемир (профессор Калифорнийского университета, крупный физик), С.Ш. Гаджиева (крупный этнограф, автор многих фундаментальных трудов) и др.

На протяжении многих столетий кумыкам, как и другим народам Дагестана, приходилось бороться за независимость, за сохранение своей государственности, своих земель и т.д. В этой борьбе участвовали выдающиеся сыны кумыкского народа, среди которых следует отметить, например, Султан-Мута, энди-реевского князя, который, в частности, нанес в 1604 г. сокрушительное поражение войскам царского воеводы Бутурлина, о чем Н.М. Карамзин писал, что "сия битва ...стоила нам от шести до семи тысяч воинов и на 118 лет изгладила следы Российского владения в Дагестане" (Карамзин, 1845. С. 43), Ахмедха-на Дженгутаевского, возглавлявшего борьбу дагестанцев против иранского шаха Надира (XVIII в.), Хасайхана Уцмиева, генерала русской армии, друга М.-Ф- Ахундова. В бурные годы революции и гражданской войны зачастую по разные стороны баррикад оказывались такие видные деятели, как У. Буйнак-ский, Дж. Коркмасов, Г. Бамматов, Н. Тарковский, С.-С. Казбеков, 3. Батырмур-заев и др. 

В битвах с фашистскими захватчиками из среды кумыкского народа, накануне войны насчитывавшего всего лишь чуть более 100 тыс. человек, шестеро были удостоены звания Героя Советского Союза (точнее, один из них, Аб-дулхаким Исмаилов - Герой России, ибо до последнего времени было наложено "табу" на информацию о том, что он и два его товарища первыми водрузили знамя Победы над поверженным рейхстагом, в связи с чем они лишь спустя полвека были удостоены высокого звания), два кумыка стали полными кавалерами Ордена Славы, многие тысячи кумыков были удостоены других высоких наград за героическую защиту своей родины. И в послевоенные годы представители кумыков внесли значительный вклад в укрепление обороноспособности страны, в военное строительство (например, генерал-полковник Э.К. Цоколаев был командующим военно-воздушными силами на Дальнем Востоке, заместителем главнокомандующего войсками Дальнего Востока, и др.).

Современные проблемы. Таким образом, кумыки в течение многовековой своей истории во всех сферах человеческой деятельности показывали себя как жизнеспособный, трудолюбивый народ, они внесли достойный вклад в развитие дагестанской, общероссийской и даже мировой культуры. Кумыкский народ и сейчас обладает достаточным внутренним потенциалом для дальнейшего развития. Однако за последние десятилетия в результате широкомасштабной переселенческой политики кумыки, как и другие проживающие в равнинной части республики народы, - ногайцы, русские (казаки), азербайджанцы, лишились значительной части земель на своей исконной территории, потеряли компактность проживания. В отличие от других (горских) народов Дагестана, они не имеют теперь мононациональных районов и в условиях, когда большинство ныне существующих, в том числе сельских, населенных пунктов стали многонациональными, возникли реальные перспективы деэтнизации кумыков.

Основная причина сложившегося положения - переселение горцев на равнину ввиду аграрной перенаселенности гор. Это переселение носило вначале стихийный (если до 1918 г. на равнинных землях было создано 23 переселенческих поселка, то уже в 1918-1921 гг. - еще 57), а затем организованный характер.

Переселение горских хозяйств на равнину продолжалось и в 1930—1940-е годы. Тогда же начали отводить горцам пастбищные земли на равнине для содержания скота в зимний период, закрепляя кутаны за животноводческими горными колхозами. На этих кутанах постепенно оседало горское население.

Новая волна этого процесса связана с восстановлением Чечено-Ингушской АССР и возвращением выселенных горцев в Дагестан, в основном на Кумыкскую равнину. Одновременно продолжалось организованное переселение с гор на равнину, усилившееся в связи с переориентацией в 1.960-е годы сельского хозяйства республики на развитие виноградарства, требующего дополнительных трудовых ресурсов. Разрушительные землетрясения 1966 и 1970 годов также способствовали дальнейшему заселению горцами равнинной части Дагестана. В результате к концу 1970-х годов было переселено около 300 тыс. горцев. Для переселенцев на равнину было организовано 76 новых населенных пунктов, создано свыше ИХ) колхозов и совхозов. К этому следует добавить, что горные районы со времен земельно-водной реформы 1927-1934 гг. получили на равнине во временное пользование земли под зимние пастбища, сыгравшие жизненно важную роль в решении их социально-экономических проблем. За 280 общественными хозяйствами 21 горного района было закреплено на равнине около 1,5 млн га сельхозугодий, в том числе 137 тыс. га пашни.

Переселение привело к существенному смягчению остроты аграрных вопросов в горах, но в то же время породило массу проблем для жителей равнины, ставшей перенаселенной. В результате многолетних переселений на равнину за кумыкским населением осталось около трети земель, принадлежавших им до недавнего прошлого (до 1930-х годов), они оказались национальным меньшинством на своей территории. Кумыки, лишившись компактного проживания, попали в число обделенных землей народов Дагестана.

Таким образом, были нарушены наработанные многовековым опытом и мудростью народов Дагестана традиции, согласно которым все народы располагали своей определенной территорией, каждая из которых была вовлечена в систему разделения труда (в горах развитие получили скотоводство, ремесла, садоводство, на равнине - в основном зерновое земледелие), обусловливающую свободный и взаимозаинтересованный обмен продуктами и предметами труда между жителями равнины и гор. Это одновременно служило и мощным фактором сохранения межнационального мира и взаимопомощи, чем традиционно славятся местные народы.

В конце 1980-х годов на политической арене республики появляются национальные движения "Тенглик" ("Равенство") и другие, которые поднимали острые проблемы, предлагали свои пути их решения. Очевидно, что решение проблем кумыкского народа тесно взаимосвязано с общедагестанскими проблемами и требуют принятия неотлагательных мер.

Кумыки. Народ Дагестана