Русские. Народ Дагестана


Общие сведения. На языках народов Дагестана названия русских имеют сходное звучание: г1урус - г!урусал (авар.), урус-урусуни (дарг.), урус-урусар (лезг.), орус-оруслар (кум.), оърус (обе формы, лак.), урус-урсар (табас.), оврш си-оврсий (чеч.).

Говорят русские на языке восточнославянской подгруппы славянской группы индоевропейской семьи языков. В бывшем СССР и в нынешней Российской Федерации русский язык стал языком межнационального общения, а также инструментом приобщения к достижениям русской и мировой культуры. Это обстоятельство оказалось особенно важным для Дагестана с его этнической и языковой пестротой. Большинство верующих - христиане православного толка, в том числе старообрядцы; есть баптисты, адвентисты седьмого дня.

Согласно последней переписи (1989 г.), число русских в Дагестане составляло 165,9 тыс. человек, т.е. более 9,2% от всего населения республики (Национальный состав... 1990. С. 128).

В Дагестане русские расселены в Тарумовском, Кизлярском, Бабаюртов-ском, Хасавюртовском, Кизюнортовском, Буйнакском и Дербентском районах. Проживая в перечисленных районах совместно с дагестанцами (преимущественно) и другими народами, в первых двух они составляют подавляющее большинство населения и значительную ее часть в двух последующих. Кроме того, русские проживают в городах Кизляр, Махачкала, Каспийск, Хасавюрт, Кизи-люрт, Избербаш, Буйнакск, Дербент. Зона их расселения - это прежде всего прикаспийская плоскостная часть Дагестана, наиболее обеспеченная сельскохозяйственными угодьями, климат ее характеризуется продолжительной не холодной зимой и жарким засушливым летом. По преимуществу это территории влажных ветров в осенний и весенний периоды и суховеев в летний период, с большим числом солнечных дней.

Основные этапы переселения. Русско-дагестанские связи имеют длительную историю и уходят в глубь веков. Еще средневековые арабоязычные и западноевропейские авторы - ал-Масуди, ибн-Хаукал, ал-Истахри, ибн-Хордад-бех, Плано Карпини, Рубрук, Контарини, Барбаро и другие писали о торговых и военных связях Дагестана с Русью. Самое раннее известие о пребывании ру-сов на территории Дагестана, как считает А.Р. Шихсаидов, - сообщение Белани о появлении русов в районе Дербента в 643 г. О контактах между дагестанцами и русскими в ХШ-ХГУ вв. сообщают, опираясь на богатую источниковую базу, Р.М. Магомедов, В.Г. Гаджиев и др.

Интенсивное формирование русской национальной диаспоры в Дагестане относится ко второй половине XIX — началу XX в. и связывается главным образом с переселенческой политикой правительства России, хотя отдельные группы русского населения стали оседать в крае с XVI в.

Более или менее заметное переселение русских на Кавказ происходит еще раньше, примерно с XIV в. С образованием на Северном Кавказе так называемых казачьих городков с русским населением к ним стали переселяться выходцы из Дагестана, Кабарды, Чечни и других мест. Между русскими переселенцами^ горцами Северного Кавказа установились тесные связи на взаимовыгодной основе. Кавказцы производили сельскохозяйственные орудия, хозяйственный инвентарь, в которых нуждались казаки. Последние покупали или обменивали у горцев лошадей, овец, крупный рогатый скот, продукты земледелия и скотоводства.

Новый период в истории заселения русскими Северного Кавказа наступает с XVIII в. Особенность этого периода - наряду со стихийным началось и правительственное заселение края.

Заселение русскими территории Дагестана в XVIII в. связано, в частности, с деятельностью Петра I. В период Персидского похода и в последующее время был заложен ряд опорных пунктов и укреплений вдоль побережья Каспия. В 1722 г. сооружены укрепления и крепость на Аграхани, а также по берегам рек Сулак, Рубас и Орта-Бугай. К 1724 г. завершилось строительство крепости Святой Крест, куда были переселены жители Терского городка и воинский гарнизон. Прибывшая сюда тысяча конных и пеших казаков поставила свои укрепленные городки на р. Аграхани. Позднее переселенная в этот регион тысяча семей донских казаков построила станицы Каменка, Кузьминка и Прорва. Таким образом, русское население Дагестана в первой четверти XVIII в. состояло из служилого люда регулярного войска, заселивших крепости и укрепления (Аграхань, Тарки, Святой Крест, Дербент, Рубас, Бойнак и др.) и территории терских (частично донских) казаков, которые жили в низовьях Сулака, Терека и Аграхани.

Заселение русскими Северного Кавказа, в том числе и Дагестана, усиливается с образованием Кавказской губ. (1775 г.), Кавказского наместничества (1786 г.). Возникают новые крепости, станицы, города. Правительство начало кампанию по переселению на Северный Кавказ значительного числа русских семей с целью учредить здесь, но словам Г.А. Потемкина, "виноградные, шелковые и бумажные заводы, размножить скотоводство, табуны, хлебопашество" (Русско-дагестанские отношения... 1988. С. 285). К моменту образования в 1786 г. Кавказского наместничества на Северном Кавказе было всего пять городов (Кизляр, Моздок, Ставрополь, Георгиевск, Екатериноград) и 20 населенных пунктов с общим числом жителей 22 156 душ мужского пола.

Этот период характеризуется ростом численности русских переселенцев за счет отставных офицеров, военнослужащих, гражданских чиновников и казаков, которым безвозмездно или на льготных условиях предоставлялись значительные земельные наделы. Крупные земельные наделы получили здесь А.В. Чернышов, А.В. Воронцов и др. Русские дворяне получили в Дагестане более 25 тыс. десятин.

Для освоения этих земель дворяне начали переселять на Северный Кавказ крестьян из внутренних губерний России. Только в 1781-1784 гг. было переселено около 70 тыс. человек. Поскольку для освоения этой территории требовалось намного больше крестьян, правительство разрешило переселяться на Кавказ "всем, без различия звания". Откликнулось сразу же более 23 тыс. человек. В конечном счете к концу XVIII в. часть этих крестьян создала более 40 новых крестьянских сел.

Новая волна притока русских переселенцев на Северный Кавказ и в Дагестан связана с подписанием между Россией и Ираном Гюлистанского мирного договора (1813 г.) и начавшимся с 20-х годов XIX в. движением горцев: возникают новые крепости, укрепления и опорные пункты, в них размещаются русские военнослужащие и их семьи. Крепости и укрепления строятся в важнейших, с точки зрения царских чиновников, стратегических пунктах. В это время были построены укрепления Воздвиженское, Евгеньевское, Петровское и другие, а также крепости близ селений Казикумух, Ахты, Курах и пр. Тогда же были образованы и русские слободы в Ишкартах, Чирюрте и Дешлагаре. По данным А.В. Фадеева, в 50-е годы XIX в. население Степного Предкавказья, куда входила часть Северного Дагестана, составляло более 740 тыс. человек, в том числе линейных и черноморских казаков - 432 тыс., государственных крестьян -172 тыс., помещичьих крестьян - около 17 тыс. и ногайцев-кочевников 88 тыс. (соответственно 58%; 23; 2; 11%) (Фадеев, 1957. С. 62).

Во второй половине XIX в. правительством были приняты законодательные акты: "Положение о переселении в Терскую и Дагестанскую области" (1863 г.), общий "Закон о переселении и переселенцах" (1889 г.) и др. Принятые меры способствовали миграции крестьян из центральных губерний России на Кавказ, население которого само испытывало недостаток свободных земель и остро нуждалось в сельскохозяйственных угодьях.

Царское правительство после 1880-х годов наращивает поток направляемых переселенцев на Северный Кавказ, в том числе в Дагестан. Вовлечение Северного Кавказа в общероссийский рынок, проникновение сюда капиталистических отношений, проведение Владикавказской железной дороги не могли не влиять на поток переселенцев, которые сыграли заметную роль в развитии капиталистических элементов в местном хозяйстве (Мансуров, 1994. С. 86).

Сравнение масштабов переселенческого движения на Кавказ, Сибирь, Среднюю Азию в пореформенный период до начала XX в. показывает, что наиболее осваиваемыми территориями являлись регионы Кавказа, особенно Предкавказье. За 30 пореформенных лет (1867-1897 гг.) в Предкавказье прибыли 1586,8 тыс. переселенцев, тогда как за такой же период (1861-1894 гг.) в Сибири поселились около 600 тыс., а в Средней Азии число переселенцев за 1867-1882 гг. составило 63 тыс. (Там же. С. 111). Картина изменилась после издания закона от 6 июля 1904 г. Он знаменовал собой начало нового политического курса правительства в переселенческом вопросе и предусматривал различные ограничения, которые делали практически невозможным переселение крестьян. Однако начавшееся в начале XX в. целенаправленное ограничение переселенческого потока на Кавказ сменилось новой волной переселения, связанной с событиями 1905 г.

По указу от 9 ноября 1906 г., крестьяне России получили право выхода из общины со своим наделом, и таким образом была открыта дорога к переселению сельской бедноты. Правда, с этого времени потоки переселения меняют направление: Кавказ отходит на второй план, а на первый выдвигается Сибирь. Не все переселенцы, которые направлялись в Дагестан, оседали здесь: остались только те, кто так или иначе приобрел земельные наделы. Они по большей части были вынуждены возвращаться обратно или продвигаться дальше, в Закаспийскую область и Закавказье. Тем не менее к началу XX в. в Дагестане осело значительное число переселенцев. Основными районами их заселения стали Кизлярский у. Терской обл. и Хасавюртовский округ Дагестанской обл., где для них оказались сравнительно благоприятные условия, а также города Дагестана - Петровск, Дербент, Кизляр, Темир-Хан-Шура.

Экономика русских переселенцев развивалась на землях, купленных или арендованных ими у частных владельцев и казны, а также и на казенных землях, предоставленных государством на определенных условиях.

Русские переселенцы, заселив земли Хасавюртовского, Кизлярского, Те-мир-Хан-Шуринского и других округов Дагестана, создали свои поселения и хутора на казенных и частновладельческих землях. Кроме того, они селились в аулах, где уже проживало местное население. Одна часть переселенцев получила землю от казны, другая приобретала ее покупкой у частных владельцев. Так, в Хасавюртовском округе, по данным на начало XX в., насчитывалось около 25 тыс. русских переселенцев. Из них только 2163 человека обосновались на казенных землях площадью 3654 дес.

Значительная часть переселенцев обосновалась на купленных и арендованных землях: административные власти областей и округов не вели работу по подготовке казенных участков для переселяющегося населения. Большинство предоставленных бесплатно казенных земель представляла собой болотистые, трудноосваиваемые участки. Многие из этих мест были настоящими рассадниками малярии, которая оборачивалась для русского населения подлинным бедствием. Газета "Баку" от 30 августа 1905 г. сообщала: "...В верстах 20 от Пет-ровска есть поселок Озень. Образовался он четверть года назад из переселенцев. Поселок положительно умирает. Мрут и молодые. Медицинская помощь отсутствует" (Вести с мест... 1905).

Большим бедствием для переселенцев были также растущие из года в год грабежи, производимые небольшими группами местного населения, угрожающие не только имущественной, но и личной безопасности поселян. Кроме того, как местные жители, так и переселенцы страдали от наводнений, уничтожавших пашни, сады, виноградники. Все это в совокупности служило тормозом в развитии переселенческого движения. Несмотря на указанные бедствия и невзгоды, а также весьма серьезные недостатки в организации переселенческого дела, к началу XX в. численность русского населения в Дагестане приближалась к 100 тыс. человек (Ибрагимов, 1978. С. 93-94).

Владея передовыми методами ведения земледельческого хозяйства, русское население обогатило местную земледельческую культуру народов Дагестана и способствовало возникновению и развитию ряда новых отраслей сельского хозяйства. Русские переселенцы приложили огромные усилия для превращения непригодных для земледелия участков в пашни, в плодородные участки, сады, виноградники, бахчи, пастбища, сенокосы. Осушение болотистых мест, обработка почв золой и известью, засыпка их черноземом и перегноем, выкорчевывание пней и кустарников, очищение от камней требовали полной отдачи сил не одного поколения новых землевладельцев. Не случайно, с приходом русского населения здесь стали увеличиваться посевные площади, расти урожаи зерновых. Производство зерна в Засулакской Кумыкии в 1879 г. составляло ИЗ 250 четвертей, а в 1905 г. оно выросло до 301 626 четвертей (четверть = 166,7 кг).

Если в начале XX в. русское население Дагестана составляло 99 тыс. человек, то после революции 1917 г. и гражданской войны численность его сократилась, в том числе и за счет оттока из республики. В 1926 г. в Дагестане насчитывалось 66 тыс. русского населения, или 8,8% от общего количества населения ДАССР.

В последующий период происходил интенсивный рост русского населения за счет прибывавших в Дагестан специалистов, кадровых рабочих и другого населения, а также естественного прироста. В 1950-1960-е годы наблюдалась самая высокая численность русских в Дагестане - 214 тыс. человек, или около 20% населения республики. Затем отмечается постепенное уменьшение абсолютной численности русского населения. По переписи 1970 г., русских в Дагестане насчитывалось 209,6 тыс. человек, в 1979 г. - 189,5 тыс., в 1989 г. -165,9 тыс. (Национальный состав населения... 1990. С. 128).

В настоящее время русские проживают в основном в городах Дагестана. За исключением Кизлярского и Тарумовского районов, в других районах русские селения не сохранились. В Хасавюртовском р-не, куда, как уже отмечалось, к началу XX в. переселились 25 тыс. русских, не осталось ни одного из числа основанных ими селений, население которых было бы русским. Исчезли даже названия русских поселков и хуторов, за исключением селений Покровское, Не-чаевка, Могилевское и Петраковское, где проживает по несколько русских семей. По переписи 1979 г., русские в сельской местности составляли не более 40 тыс. человек, в то время как в городах проживали около 150 тыс. русских.

В конце XIX - начале XX в, русские составляли около половины городского населения Дагестана. В тот период русские наряду с другими народами (азербайджанцами, кумыками, евреями, армянами) были основным ядром формирования городского населения Дагестана. До конца 1980-х годов доля русских, покидавших Дагестан, составляла 0,5% от их численности. С 1989 г. процесс несколько активизировался. Так, в 1989 г. из республики выбыло 0,71% русских, в 1990 г. - 0,88%, в 1991 г. - 1,34, в 1992 г. - 2,49, в 1993 г. - 2,82, в 1994 г. - 2,4, С 1994 г. миграция русских из республики замедлилась. Уменьшился фактор силового воздействия на русское население со стороны отдельных груш коренного населения. Усилилось внимание к проблеме со стороны правительства республики, местных административных органов и общественности в целом. В результате демографических процессов русское население в 1989 г. составляло 189 796 человек, или 9,2% населения республики; в 1994 г. - 156 788 человек, или 7,6%; в 1995 г. -154 725 человек, или 7,5%. В основном снижение удельного веса русского населения объясняется оттоком населения, а также низкой рождаемостью у народа и соответственно самым низким его естественным приростом, по сравнению с другими народами, проживающими в Дагестане.

Хозяйство, В зерновом хозяйстве русского населения ведущее место занимало выращивание пшеницы, ячменя, овса, проса, со временем - гречихи и сорго. К 80-м годам XIX в. в Дагестане получает повсеместное распространение картофель, что напрямую связано с русскими переселенцами. Они являлись также инициаторами широкомасштабного разведения виноградников, фруктовых садов и бахчевых культур, В Дагестане гречиху впервые начали выращивать интенданты русских регулярных частей. Они пришли к выводу, что выращивание ее здесь обходится значительно дешевле, по сравнению с затратами на ввоз из российских губерний.

Виноградарство, бахчеводство, садоводство получили значительный размах и стали носить товарный характер благодаря трудовой деятельности русского населения. Площади, занимаемые садами и виноградниками, уже своими размерами красноречиво свидетельствовали об их промышленном значении. Сады и виноградники русских предпринимателей отличались не только размерами, но и разнообразием сортов фруктов и винограда. Это, в частности, было видно на примере виноградников Воронцова-Дашкова в имении ‘Теджух", где возделывались лучшие сорта винограда. В 1897 г. общая площадь его виноградников достигла 108 дее., на которых культивировались как европейские и закавказские (рислинг, семпльон, каберне, бордо, шало, мускат, ркацители, педро-хименес, заид, саперави, вердальс и др.), так и местные (нарма, гяляби, агадаи, гимрш-ский, агизюм и др.) сорта.

Крупные виноградные плантации и фруктовые сады русских поселенцев возникли в Хасавюртовском, Кизлярском, Темир-Хан-Шуринском, Кантато-Табасаранском округах. "Всем этим, - говорится в одном из официальных документов, - чем Хасавюртовский округ стал в последние годы, он почти всецело обязан своему пришлому переселенческому населению - тем 25 тысячам... переселенцев из внутренних российских губерний, которые за последние 20-25 лет в качестве мелких арендаторов, а отчасти и крупных земельных собственников, поселились на землях округа и оплодотворили их своим трудом" (см.: Гаджиев А.С., 1964. С. 43).

Действительно, Хасавюртовский округ благодаря русскому населению превратился в одну из хлебных житниц Дагестана и стал одним .из важнейших центров торгового земледелия. Выступая на I Северокавказском мелиорационном съезде (начало XX в.), начальник Хасавюртовского округа подчеркивал: "Пришлый русский и немецкий элементы, приобретая землю на Кумыкской плоскости за счет или при содействии различных банков, внесли в край известную культуру: количество рабочих рук увеличилось, орошение значительно улучшилось, площадь возделываемых полей возросла, а потому стоимость земли быстро стала подниматься, и те земли, которые в 60-х годах прошлого века имели цену в 1 руб. десятина, в настоящее время стоят 170 руб. и более десятина" (РГИА, Ф. 426. Л. 221). Благодаря русскому населению земледелие все более и более стало носить торговый характер. Продукция земледелия шла не только на удовлетворение потребностей населения, но и вывозилась на всероссийский рынок.

Таким образом, в районах расселения русского населения происходила специализация сельского хозяйства на производстве товарного хлеба с широким развитием таких отраслей, как виноградарство, садоводство, огородничество. Особенно усилился этот процесс после ввода в эксплуатацию Владикавказской железной дороги.

Переселенцы пользовались переложной системой земледелия, развили существовавшую и создали новую систему орошения. Главными орудиями обработки земли здесь были сложный тяжелый передковый плуг и борона.

Наряду с земледелием русские переселенцы занимались и скотоводством, преимущественно стационарным. Как известно, развитию скотоводства в Дагестане препятствовали ограниченность пастбищ, сенокосов, слабость кормовой базы, отсутствие ветеринарной службы и т.д. В результате деятельности русского населения в животноводческом хозяйстве Дагестана произошли существенные сдвиги в сторону роста поголовья скота, улучшения кормовой базы и пород скота. Для содержания скота переселенцы успешно использовали производство сочных кормов. Заготавливались на зиму и грубые корма. Население содержало коров, буйволов, свиней, овец и коз, разводило лошадей. Появились хозяйства, которые занимались исключительно животноводством, разведением породистого скота. Завезли русские в Дагестан, в частности, и тонкорунных овец. Некоторые русские предприниматели держали от 30-40 до 100 тыс. овец этой породы, имели свои обустроенные кутаны, нанимали десятки высокопрофессиональных чабанов. Тонкорунное овцеводство стало одной из ведущих отраслей в скотоводческом хозяйстве переселенцев.

Русское население имело также более совершенные орудия труда, которые они получили не только из агрономических пунктов, открытых в городах и селениях Дагестана, но и приобрели их на собственные средства в Центральной России. Все это свидетельствует о товарном характере земледельческого и скотоводческого хозяйства и специализации русского населения на производстве той или иной рыночной продукции, а в конечном счете - о вовлечении экономики Дагестана во всероссийскую экономическую систему. Весьма заметен вклад русского населения в создание здесь, на местах, предприятий промышленного производства. Промышленность Дагестана была сосредоточена главным образом в руках русских предпринимателей. Промышленные предприятия создавались для переработки той сельскохозяйственной продукции, которая производилась в Дагестане. Это были предприятия консервной, винодельческой, мукомольной, рыбной и других отраслей обрабатывающей промышленности. Почти все рыбные промыслы Дагестана находились на арендном содержании и в собственности русских предпринимателей, которые организовывали промышленный лов рыбы.

Как писал современник И.А. Бородин, "...в сельдяном деле края замечается настоящая горячка, выразившаяся в небывалом развитии зтого дела по всему западному берегу Каспия, который из недавнего безлюдного и почти не видевшего русского человека превращается ныне, в сезон рыбной ловли, в уголок астраханских промыслов с огромным количеством рабочих... Весь юг России питается уже Петровской и Дербентской сельдью морского лова" (Рамазанов, 1972. С. 186).

Еще одной важнейшей отраслью промышленности являлась мукомольная, которая также связана с деятельностью русских предпринимателей. Самые крупные мельницы с механическими двигателями были построены именно ими. Большой известностью пользовалась мельница кизлярского купца Иванова, построенная вблизи сел. Аксай и рассчитанная на перемол в сутки 1500 пудов зерна. Она представляла собой "...единственную правильно действующую, дешево и хорошо работающую мельницу... во всей местности и поэтом}' притягивала к себе зерно с района до 100 верст в окружности, главным образом из казачьих станиц за Тереком, а также из русских хуторов и поселений переселенцев" (РГИА. Ф. 396. Л. 66).

С деятельностью русского населения связано также возникновение и развитие винодельческой промышленности в Дагестане. До 70-х годов XIX в. виноделием в Дагестане почти не занимались. Начальник Дагестанской области отмечал: "При разнообразии и достоинстве виноградников, они могут дать, как это подтверждено оценкою посланных на Политехническую выставку образцов, весьма хорошие вина; но бедность преимущественно мелких садовладельцев, отсутствие предприимчивости и недостаточность познаний в виноделии причина тому, что виноградарство и виноделие не ведутся правильно, и вина без должной выдержки не приобретают таких качеств, которые обеспечивали бы сбыт их в России" (Там же. Ф. 1263. Л. 683).

Действительно, слабость технических знаний виноделов, отсутствие у многих из них погребов для хранения вина были серьезным препятствием в развитии виноделия. Для приготовления вина виноград давили ногами в деревянных корытах-тарпонах. Ни прессов, ни фильтров виноделы области не знали. Одним из первых стал применять на Кизлярщине более совершенные способы выделки вина отставной лекарь Любачевский. Еще в 1862 г. он построил довольно вместительный погреб со всеми приспособлениями для выделки и хранения вина.

Дальнейшее развитие виноделия связано с возникновением в Дагестане поселков и хуторов русских поселенцев. Главными районами производства вина становятся Дербентский участок, Кизлярский, Хасавюртовский, Темир-Хан-Шуринский округа - основные регионы заселения русскими. Наибольшей славой во всей России пользовались вина, произведенные в имении Воронцова-Дашкова около Дербента. Особо широкое развитие виноделие получило в Киз-лярском округе, где ежегодно производилось около 2 млн ведер вина.

С виноделием связано также развитие таких отраслей промышленности, как винокурение и пивоварение, которые получили широкое развитие в Темир-Хан-Шуре, Кизляре, Порт-Петровске, Хасавюрте.

К 90-м годах XIX в. относится возникновение в Дагестане предприятий консервной промышленности, В 1896 г. в Темир-Хан-Шуре московские предприниматели основали ряд консервоварочных предприятий. Консервы из персиков, абрикосов, яблок и груш отличались высокими вкусовыми качествами и пользовались широким спросом у населения России, а фруктовые пюре - и в кондитерской промышленности.

Рыба и рыбная продукция вывозились в Россию и даже в страны Европы по железной дороге и по морю. В 1903 г. из Петровска по морю было вывезено 92 тыс. пудов рыбы, а из Дербента - 33,5 тыс. По железной дороге за тот же год из Петровска вывезли 681,3 тыс. пудов, а из Дербента - 211,8 тыс. пудов рыбы. Всего же по железной дороге в 1903 г. было отправлено 2 млн 123,4 пудов рыбопродукции.

Кроме того, рынки Северного Дагестана заполнялись изделиями русских домашних промыслов. Высоко ценились бадьи и бочки русских бондарей, деревянная утварь поделыциков, упряжь и седла шорников и седельников, изделия из кованого железа, выделанные меха, вязаные шерстяные изделия и т.д.

Современное хозяйство потомков бывших русских переселенцев представляет собой агрокомплекс - составную часть агропромышленного комплекса Республики Дагестан. Неизбежные изменения условий производства и быта привнесли свои коррективы в определение современного типа хозяйства равнинных земледельцев-скотоводов, а точнее - плужного, механизированного и ирригационного земледелия и стационарного молочно-мясного скотоводства.

Социальная организация. Большую роль в формировании русского населения Дагестана сыграл процесс урбанизации. Русское население явилось основным ядром формирования городского населения Дагестана в начале XX в. и в последующий период. Так, по данным на 1979 г., русские составляли 189 474 человека, или 11,7% населения республики, и были размещены: в Махачкале -71 673 человека, в Кизляре - 23 104, в Дербенте - 10 404, в Хасавюрте - 7366, в Кизилюрте - 4887, в Избербаше - 4495 и в Буйнакске - 3797 человек. Всего в городах Дагестана проживали 149 340 человек, а в сельской местности -40 134 человека. Следовательно, значительное большинство русского населения сосредоточивалось в городах Дагестана, составляя костяк рабочего класса и интеллигенции.

Коренные изменения произошли в социальных отношениях хозяйств русского населения. В социальной структуре деревни значительную роль стали играть те слои, которые были связаны с развивающимися капиталистическими отношениями. Все большая часть крестьянства начала работать на рынок, превращаясь, таким образом, в "мелкого буржуа". Основными признаками его хозяйства являлись покупка и аренда земли для производства сельскохозяйственной продукции на рынок, наем рабочей силы, вложение свободных денег в покупку земли, инвентаря, машин. Эта крестьянская буржуазия, составляя меньшую часть крестьянства, играла ведущую роль в сельскохозяйственном производстве и способствовала развитию капиталистических отношений в земледелии.

На другом полюсе оказались крестьяне с мизерными наделами или вовсе безземельные, словом, та часть крестьян, хозяйства которых пришли в упадок. Это был сельский пролетариат, занимающийся продажей своей рабочей силы.

Следует отметить, что русские переселенцы по имущественному положению были неоднородны. Архивные материалы и иные источники показывают, что переселились в первую очередь крестьяне-середняки, стремясь разбогатеть на новых землях. Они рассчитывали создать зажиточные хозяйства, воспользовавшись возможностью приобретения на окраинах империи земли по более низким ценам, чем в Центральной России. Иначе говоря, переселение крестьян среднего достатка на окраины было связано с наличием у них предпринимательских настроений. Этим можно объяснить создание ими на окраинах хозяйств, производящих товарную продукцию, т.е. чистого капиталистического хозяйства, близкого к фермерству, в развитии которого оказалась велика роль переселенческого движения. Н а новые места русские перенесли основные традиционные черты социального устройства - сельской общины в ее разновидностях. Традиции эти у русского населения возникли на базе совместного землепользования и коллективной трудовой взаимопомощи. Община регулировала поземельные отношения в сфере коллективного землепользования (пастбища, часть сенокосов, лесные угодья, пустоши, водоемы), контролировала различные формы общественного поведения, несла фискальную ответственность.

На протяжении многих десятилетий в Дагестане возникали переселенческие хозяйства, отличавшиеся друг от друга по своей экономической мощи, степени использования наемного труда, уровню оснащенности техникой.

Главным социальным явлением, сопутствовавшим переходу к капиталистическим формам хозяйства, было формирование торгово-промышленной буржуазии и фабрично-заводских рабочих. Представители русской буржуазии, начавшие свою деятельность по производству и сбыту сельскохозяйственной продукции, постепенно заняли здесь ключевые позиции. Отрасли перерабатывающей промышленности в основном находились тоже в руках русской буржуазии. В связи с развитием промышленности Дагестан испытывал недостаток в квалифицированных рабочих. На месте их найти было невозможно, приходилось набирать рабочих из русских губерний. Текстильщики набирались из подмосковного района и Иваново-Вознесенска, бондари - из Рязани и Астрахани, рыбаки - с Волги и т.д. Постоянные кадры в промышленности и на транспорте состояли почти целиком из русских рабочих. Все постоянные работники на железной дороге, все бондари, две трети рабочих текстильной фабрики, половина рыбаков были русскими. Только рабочих и служащих дагестанского отрезка Владикавказской железной дороги с членами их семей в 1903 г. насчитывалось более 13,5 тыс. человек. Рабочие из местных народностей составляли незначительную часть и занимали низкооплачиваемые должности. На железной дороге. в Петровском районе работали 1575 русских рабочих и только 25 человек представляли местные народы.

Значительное число рабочих было сосредоточено на рыбных промыслах. По данным В.И. Мейснера за 1912 г. (,Милованов, 1963. С. 45), на петровских, теркемейских, дербентских и кюринских рыбных промыслах насчитывалось более 15 800 рабочих, из них русские составляли чуть менее 50%. В начале XX в. только в Кайтаго-Табасаранском округе на рыбных промыслах, находившихся в руках русских предпринимателей, трудились 4235 рабочих. На фабрике "Каспийская мануфактура" в 1905 г. числились 1021 человек, из которых 766 - русские рабочие. Численность русских рабочих в Дагестане не ограничивается этими данными, так как определенное их количество работало в других отраслях промышленности. В конце XIX - начале XX в. особенности промышленного развития Дагестана привели к формированию рабочего класса, основное ядро которого составляли русские рабочие.

Семья и семейная обрядность. Семейные отношения русских складывались в зависимости от социально-экономических условий. Часть русского населения, особенно в районах с казачьим населением, была безземельной, нередко не имела даже собственного жилья, кормилась работой по найму, ремеслом. Поэтому в период первых волн переселений семейные коллективы зачастую не складывались или складывались редко. В дальнейшем количество семей с каждым годом увеличивалось: материально окрепшие переселенцы начали привозить на новые места своих домочадцев, ускоренными темпами развивался процесс образования новых семей. Большесемейные коллективы или неразделенные семьи для русского населения Дагестана второй половины XIX - начала XX в. - явление исключительно редкое. Наибольшее распространение получили малые двухпоколенные, реже - трехпоколенные семьи. Традиционные черты внутрисемейных отношений русского населения стали характерными и здесь, вдали от родных мест.

Главой семьи был мужчина, муж и отец, содержавший и защищавший своих домочадцев. Женщина выполняла функции хозяйки дома, поддерживала внутрисемейный распорядок. Подавляющее большинство работ в поле и по уходу за скотиной выполнял мужчина. Стряпня, стирка, уход за детьми, работы на подворье и в огороде - все это ложилось на плечи женщины. Уход за птицей, доение коров, изготовление молочных продуктов, заготовка шерстяных ниток, вязание и многие другое - это далеко не полный перечень женских забот. Подростки и дети помогали родителям, причем жесткого регламента половозрастного разделения труда не было: подмести пол и принести воды мог и мальчик-подросток, девочки и особенно девушки не чуждались работы вилами, топором. В разделении труда скорее придерживались принципа предпочтительности: серп, грабли, мотыга и другие орудия приличествовали женщине, топор, пила, вилы - мужчине. Младшие слушались старших, дети - родителей, жена - мужа. Женщина обладала относительной свободой: она могла навестить соседку, односельчанку и провести какое-то время в беседах и в обмене новостями; ее виутрисельское, внутристаничное общение ничем, кроме приличий, не ограничивалось. В отличие от дагестанской женщины, роль русской женщины в семье была более значительной, согласие жены требовалось почти в любой бытовой ситуации.

С середины ХУШ в., с приходом в край выходцев из земледельческой глубинки России, у русского населения Северного Кавказа, в том числе и Дагестана, появились, хотя и в небольшом числе, неразделенные семьи. Бытованию таких семей способствовала не только традиция, но и хозяйственная целесообразность: многоотраслевое хозяйство (земледелие, животноводство, домашние промыслы) требовало значительного количества рабочих рук. Кроме того, отдельные члены таких семей занимались отходничеством и торговлей, а добытые средства вносились в общий "семейный котел". Традиции большесемейной организации были живучи также и среди переселившихся сюда старообрядцев из южных черноземных губерний России. Неразделенные семьи, точно так же, как и крестьянскую общину, царское правительство старалось сохранить, усматривая в них гарантию крупного доходного хозяйства и удобную организацию по принципу круговой поруки. Дело дошло до официальных кодифицированных запретов на дробление семей и раздел имущества.

У русского населения Дагестана в свадебной обрядности утвердились черты традиционных русских обычаев. В выборе брачного партнера участвовали обычно все родственники юноши или девушки, при этом учитывалось имущественное состояние вступавших в брак. Заручившись формальным согласием родителей девушки, родители жениха засылали сватов. Сватовство, как и другие обряды предсвадебного, свадебного и послесвадебного цикла, сопровождалось символическими текстами, иносказаниями, своеобразным состязанием в остроумии обеих сторон и завершалось шумным застольем. До официального церковного венчания молодых и свадьбы обычно совершались такие обряды, как смотрины, т.е. знакомство родных и близких жениха с будущей невесткой; рукобитье, когда согласие выдачи дочери, родственницы и принятие обязательств в обеспечении молодых с обеих сторон заканчивалось публичным рукопожатием; "прощание" жениха с дрожками и невесты с подружками; "откупные" со стороны жениха сельской, станичной молодежи; обряд "расплетения косы", "одевания чепца", и пр.

Свадебные торжества одновременно происходили в домах жениха и невесты и сопровождались обрядовыми действиями, обрядовыми песнями, обильными одариваниями, возлияниями и угощениями. В казачьей среде, кроме того, иногда еще придерживались старозаветных обычаев: венчание молодых завершалось медленным обходом вокруг вербы или березы; о стремлении создать молодую семью будущая супружеская пара объявляла, взявшись за руки, на казачьем кругу; прикрыв голову невесты полой своего кафтана, казак давал рыцарский обет быть жене защитой и опорой и др.

Русское население Дагестана придавало большое значение неукоснительному соблюдению многочисленных родильных обрядов, поверий и запретов. В основных чертах они были схожи с обычаями восточных славян, но уже включали в себя заимствованные у горских народов элементы этих обрядов.

Будущая мать до родов соблюдала множество обычаев, обрядов и запретов, призванных в совокупности обеспечить здоровье будущему ребенку. Роды принимала повитуха. Послеродовых символов, обрядов, запретов и прочего было не меньше, чем дородовых. Роженицу и ребенка (особенно первенца) одаривали родственники и жены, и мужа. Обряды первого пеленания, обнесения (отец ребенка в сопровождении жены "обносил" сына или дочь по комнатам, хозяйственным постройкам, по пашне и сенокосу и т.д.), вскормления (каждый из близких родственников отца и матери ребенка должен был увидеть, как молодая мать кормит дитя), крещения, наречения именем, первой стрижки волос, первого зуба, стрижки ногтей, становления на ноги и другие обряды обставлялись .молитвами, заклинаниями, приговорами и заговорами и сопровождались, как правило, угощением, большим или малым застольем.

Религиозно-магическое происхождение имели и отдельные элементы родильных обрядов терского казачества. Здесь верили, что такие приемы, как развязывание всевозможных узлов и завязок, открывание окон, дверей, заслонок, задвижек, крышек, замков и т.д., облегчают роды и способствуют здоровью матери и ребенка. Население стремилось соблюдать многочисленные послеродовые обряды, запреты и рекомендации, призванные оградить детей от злобы и зависти многоликого недоброго начала (Заседателева, 1974. С. 340 и др.).

Умерших хоронили по обычаям православных христиан - в гробу, с надмогильным крестом, с панихидой я отпеванием, с оплакиванием, поминальными трапезами и др. В поминальные обряды русских входило и угощение пришедших на соболезнование обрядовыми блюдами: пшеничной зерновой кашей с медом, курицей, а также обнесение вином всех присутствующих из больших чага-братик. В казацкой среде сохранились также представления и обряды, связанные с "за-ложными", или "нечистыми" покойниками (колдуны, утопленники, самоубийцы), которых хоронили за оградой кладбища или же на специально отделенных на кладбище местах, причем по некоторым из них справляли "тайный помин".

В семейно-бытовой обрядности русского населения элементы православия сочетались с рудиментами дохристианских представлений, с различного рода обрядами, связанными с язычеством.

Современные семьи русских - это преимущественно малые простые семьи, состоящие из родителей и их детей. Глава семьи, по традиции, - это отец, хотя в целом здесь обычно царят отношения равенства, взаимопонимания и взаимоуважения. Подавляющее большинство женщин-горожанок работают на производстве. В сельской местности женщины прежде всего заняты домашним хозяйством. Уход за скотом, разной живностью, работа на приусадебном участке и внеусадебном огороде в совокупности с другими повседневными семейными обязанностями не оставляют ей свободного времени. Закрепилась устойчивая традиция отделять вновь созданные молодые семьи, предоставив им возможность вести самостоятельное хозяйство. В обычаях и обрядах семейного цикла в современных семьях многое упростилось, изменилось в сторону уменьшения традиционного, этнически-самобытного. Христианизация семейной обрядности в обстановке официальных запретов и осуждений заметно ослабла, по крайней мере, чисто внешне. Тем не менее большинство детей в семьях подвергалось обряду крещения, официальная часть свадьбы сопровождалась негласным венчанием, по умершим в большинстве случаев наряду с гражданской панихидой устраивалась и "нелегальная" церковная и т.д.

Отдельными профессиональными навыками и умениями дети овладевали в малолетстве в семье, в среде родственников и односельчан. В казачьих станицах мальчиков обучали держаться в седле, постепенно прививали им навыки обращения с холодным и огнестрельным оружием. Грамоте и счету мальчики и девочки обучались в одно- (трехгодичных) или двухклассных (пятигодичных) церковно-приходских школах. Основной упор в этих заведениях делался на изучение основ христианской религии и канонов православного богослужения. Большинство населения на этом свое образование заканчивало. Некоторые отправлялись в центральные губернии России и продолжали образование, получая специальности, необходимые в перерабатывающей промышленности, в поле водстве. садоводстве, бахчеводстве, скотоводстве. В гимназиях, лицеях, в высших учебных заведениях получали образование единицы - дети богатых предпринимателей, землевладельцев и скотоводов. С середины и особенно с конца XIX в. представители русского населения Дагестана могли получать специальное образование в заведениях, открывавшихся, хоть и не в большом числе, в различных округах и городах Дагестанской области.

Материальная культура. В XIX - начале XX в. главными типами поселений русских были селения и хутора. Те и другие располагались обычно по берегам рек таким образом, чтобы хотя бы с двух сторон водная преграда закрывала доступ к ним, а сельскохозяйственные угодья находились рядом, невдалеке. Строения в последних группировались с учетом того, чтобы под ними не были заняты наиболее удобные для пахоты, выпаса скота участки земли. Поселение обносилось турлучной стеной, деревянным частоколом, иногда отдельными участками, каменной стеной с бойницами. В наиболее опасных местах могли быть поставлены трехъярусные боевые башни, чаще всего бревенчатые. Нередко поселение обносилось и рвом. Наиболее важные в стратегическом отношении военные поселения были построены на манер военных крепостей, с инженерными фортификационными сооружениями и тяжелыми пушками. Основной защитой всем этим поселениям все же служили чаще всего крепости и укрепления, вокруг которых населенные пункты и создавались.

Селение группировалось обычно вокруг церкви или молитвенного дома. Как правило, тут же, неподалеку, располагались и сельская площадь для сборов и собраний, и дома наиболее зажиточной части населения. Поселения характеризовались горизонтальной планировкой и делились на кварталы. Родственные семьи стремились селиться в одном квартале, но этот принцип расселения соблюдался далеко не всегда. Иначе говоря, территориально-квартальный принцип членения селения - принцип доминирующий. В целом поселения русского населения Дагестана - это компактные поселения усадебного типа.

Заселяя новые места, русские переселенцы переносили элементы традиционной строительной культуры на осваиваемую территорию. С течением времени, однако, на месте выработался тип жилища, обобщающий в себе строительные традиции различных областей России, испытавший на себе влияние местных строительных традиций и максимально отвечавший региональным особенностям как природно-географического, так и хозяйственно-экономического плана. В первой половине XIX в. в жилищах терских казаков значительно сказывалось влияние домостроительства русских выходцев из центральных районов России, а также местных северокавказских традиций. Местные особенности построек проявлялись в плоских земляных крышах "саклеобразных" строений, в применяемом стройматериале (сырцовый кирпич - саман и тур лучные конструкции), в манере огораживания усадьбы глухим сплошным забором, в функциональных назначениях хозяйственных помещений, во внутреннем убранстве дома и др. Интересно в этом плане замечание Л.Н. Толстого о том, что гребенские казаки устраивали свои жилища "по татарскому обычаю", иначе говоря - на местный горский лад.

Типичное для русских дагестанских переселенцев строение - это в основных чертах прямоугольное в плане одноэтажное строение с саманными или турлучными (нередко - с комбинированными) стенами, с земляным или глинобитным полом. Крыши домов - обычно четырехскатные, крытые камышом или соломой, стропильной конструкции. Дом чаще всего выходил фасадом на улицу. Высокие и широкие ворота вели в относительно просторный двор, где располагались сарай, хлев, амбар, нередко - погреб. Каждое из строений тоже было крыто камышом или соломой. Во дворах некоторых хозяев стояли бани, топившиеся по-черному ("черная баня"). Баня представляла собой небольшую постройку из бревен под двухскатной крышей, с одним иля двумя маленькими оконцами и маленькой низкой дверью с высоким порогом. Отапливалась она печью-каменкой. Состоятельные хозяева строили высокие многокомнатные каменные жилища под жестяной крышей. В то же время беднейшая часть населения ютилась в землянках.

Современная планировка русских селений - более продуманная, отвечающая санитарно-гигиеническим требованиям сегодняшнего дня. Строения традиционного типа кое-где пережиточно сохранились (под шиферным покрытием) и служат главным образом хозяйственно-бытовыми помещениями. Наиболее распространенный тип жилого строения - это прямоугольное, одноэтажное, многокомнатное строение из кирпича или камня, иногда из сырцового кирпича. Крыши строений крыты шифером или оцинкованным железом, высокие окна с резными наличниками застеклены. Характерным является наличие комнат специального назначения: рабочий кабинет, снальня, детская, кухня, столовая и др.

Произошли изменения и во внутреннем убранстве жилищ. Кустарные столы, стулья и табуреты, лавки, деревянные лежанки и другое вытеснены мебелью, нередко - гарнитурами. Керамическая и деревянная утварь исчезла, на смену ей пришла фабричная посуда - стеклянная, фаянсовая, фарфоровая, хрустальная. Книги, журналы, картины - непременная принадлежность дома любого хозяйства. Отечественные и импортные ковры, паласы, дорожки украшают и утепляют стены и полы жилища. Повседневно-бытовыми стали такие приборы и предметы, как телевизор, холодильник, стиральные машины, магнитофоны, радиоприемники и др. Характерная черта нового времени - весьма заметное уменьшение количества хозяйственных построек; совершенно исчезли "черные бани".

В XIX - начале XX в. в среде русских Дагестана больше всего сохранились элементы традиционной крестьянской одежды различных губерний России. Наиболее распространенной женской одеждой являлись сарафан и понева. Вместе с ними носился часто шугай - женская короткая одежда со сборками сзади, из шелка, парчи, реже - бархата, обязательно на подкладке. Сарафаны и поневы были в основном однотипны, но могли шиться из разного материала: из тонкого сукна, ситца, сатина, бязи и др. Во второй половине XIX в. они повсеместно начали вытесняться юбками и кофтами самых различных модификаций: из домотканых и фабричных дешевых и дорогих, местных и привозных тканей; юбки ниже колен, юбки до пят, с клиньями, вставками и без них и др.; кофты с большим вырезом, на пуговицах, с малым вырезом, без выреза, с вышивкой и без нее, с узкими и широкими рукавами и пр.

Мужская одежда состояла из штанов, рубахи, кожаной обуви (очень редко - лаптей), верхней плечевой одежды, шапки. Штаны носились неширокие, с двумя ромбовидными вставками между штанинами, без карманов и ширинки, на вздержке. Носились и другого вида штаны - с трапециевидной вставкой, на поясе, с пуговицами. Штаны с широким шагом, шаровары, или чаги, вдвое шире обычных, со вставкой из четырех трапециевидных клиньев между размахом штанин (в комбинации - шестиугольник), носились иногда среди казачества, изредка - в среде крестьян. Туникообразные рубахи, с длинными рукавами без манжет, длиной ниже колен, носимые навыпуск, постепенно к началу-середине XIX в. повсеместно оказались заменены более короткими (выше колен) рубахами с прямыми и косыми вставками и ромбовидными ластовицами, иногда с рукавами на манжетах, с воротником-стойкой.

Чаще всего это были косоворотки с разрезом налево, реже - направо. С XIX в. верхней плечевой одеждой мужчинам служили жилетки, к концу века - пиджаки. Наиболее распространенной обувью были так называемые поршни, получившие название чувяков или по-столов. Они встречались двух разновидностей: из одного куска кожи, стянутого на подошве и вокруг ступни с помощью кожаных ремешков или веревок (наиболее древний вид славянской обуви) и из двух кусков со специально выкроенной и пришитой головкой. Получила распространение и такая обувь, как сапоги (выворотные, вытяжные, "в гармошку") и коты, или обутки - твердые, грубые, башмакообразные туфли на каблуках.

Из традиционной одежды русское население Дагестана надолго сохранило женские головные уборы: различного фасона кички и кокошники, фатки-плат-ки, свернутая особой повязкой вокруг головы фабричная ткань с завязками спереди; повязку, представляющую собой кусок парчи, позумент, повязываемый вокруг головы; перевязку - обшитый нарядной или вышитой тканью обруч, который украшался бисером, иногда - жемчугом, и др.

Из прочих видов местной традиционной одежды русские Дагестана носили бешметы (кафтаны с перехватом, отрезные по талии, с вшивными клиньями, стеганные на вате), армяки (длинный, расширяющийся книзу халат с большим отложным воротником), чекмени и чопаны (халатообразная одежда), кафтаны, свиты, жупаны - двубортная одежда с цельной спинкой, иногда с перехватом и др.

С развитием процесса втягивания отдельных губерний и областей России в общероссийский рынок традиционная русская одежда все больше нивелируется. Со второй половины XIX в. в общественной жизни России ведущее положение занимает рабочий класс. С этого периода процесс проникновения в крестьянскую среду и закрепления в быту элементов одежды рабочих все больше и больше увеличивается. Брюки, жилетки, заправленные в брюки узкие рубахи, подпоясывание рубахи поясом, фуражка, обувь типа ботинок, сапоги и т.д. - все это проникает к русским Дагестана.

Современный костюм русских Дагестана (мужской и женский) ничем не отличается от одежды народов других регионов России.

Традиционная пища русских переселенцев была в своей основе мучной, молочной и мясной. Большое место в местном рационе занимали овощи и фрукты, а также компоты, варенья, соленья, копченья и пр.

Пища русского населения характеризовалась большим ассортиментом хлебных изделий из пшеничной и ржаной муки: ковриг, паляниц, лепешек, коржей, булок, блинов, оладий и т.д. Разновидностей выпечки было не меньше: это пироги, пирожки и запеканки с самой разнообразной начинкой (с мясом, дичью, творогом, грибами, рыбой, яблочные, сливовые, вишневые пироги и пр.), расстегаи, рулеты, ватрушки, печенье и т.д. Подавались к столу вареники и пельмени с мясом, творогом, картофелем, яйцами, фруктами, а также супы с лапшой, клецками, мучной затиркой и др. Мясные блюда готовились реже, но их было тоже довольно много: мясо вареное, жаркое, мясо печеное, тушеное - отдельно и в составе тех или иных блюд (свинина, говядина, баранина, птичье мясо, мясо дичи). Рыба и рыбные блюда также разнообразили стол местного населения. Повседневной пищей русского населения Дагестана были молоко и молочные продукты (кислое молоко, сметана, творог, сыр, масло), а также различного рода молочные супы, молочные кисели, молочники (род окрошки) и др. Национальные блюда - супы, щи и похлебки, борщ, уха, каши, кисели, холодец (студни), множество соусов и подливок входят в рацион питания русских семей и в наши дни.

Наиболее распространенным напитком являлся хлебный квас, реже -хмельной квас, медовуха, сидр. Популярностью пользовалась хлебная и виноградная водка, крепленые и сухие вина. Кухня русских переселенцев обогатилась в XIX в., особенно во второй его половине, заимствованиями из кухни других народов. Все чаще стали подаваться к столу курзе, долма, шашлыки, пловы, блюда типа пита, азу, кебабы и пр. Состав пищи, повседневный рацион питания были, разумеется, значительно дифференцированы в зависимости от степени зажиточности и благосостояния семьи.

Традиционно питание русского населения в семьях - коллективное; есть в одиночестве, наспех, "на ходу" было не принято. К общему столу семья собиралась к завтраку, полднику, обеду и ужину. Завтракали рано и плотно, хотя завтрак состоял в основном из холодных закусок. Ближе к полудню семья собиралась, чтобы отдохнуть и подкрепиться перед обедом. Обедали поздно, где-то между 2 и 3 часами дня. Обед состоял из нескольких блюд (щи, каша и пр.) и был наиболее обильным. Дневной рацион заканчивался необременительными закусками перед отходом ко сну. Как правило, семья ела из одной миски, каждый член семьи не торопясь черпал из нее своей ложкой. Есть полагалось не спеша, подставляя под ложку кусок хлеба, черпая из миски только перед собой, не погружая ложку глубоко. Кусок хлеба каждому члену семьи отрезал и подавал ее глава. Посетившему семью во время приема пищи постороннему хозяин дома, приглашая его к столу, подавал кусок хлеба, а хозяйка - ложку. Иноверца, в том числе старообрядца, католика, за общий стол не сажали, угощение с общего стола такому человеку подавалось в отдельной посуде и в отдельном углу.

Традиционными транспортными средствами русским служили колесные повозки: несколько видов легких двух- и четырехколесных экипажей, низких и высоких, малогабаритных и просторных, закрытых и открытых. Кроме того, на подводах и изредка санях перевозили грузы. Лошадь использовали для верховых переездов и редко в качестве вьючного животного. Повсеместно распространенный легковой и грузовой автомобильный транспорт стал обыденным явлением для русского населения Дагестана в наши дни.

Духовная культура. Русское население Дагестана - в значительной своей части верующее, исповедует православие. Гонения на религию и запреты, длившиеся несколько десятилетий, не выветрили из сознания населения элементов христианского вероучения. В новых условиях наблюдается религиозный подъем. Люди, совсем еще недавно считавшиеся неверующими, участвуют в богослужениях по церковным праздникам. Такие обряды, как крещение, венчание, отпевание, прочно входят в повседневный быт. Однако в этой же среде еще долго продолжали бытовать (частично бытуют и сейчас) пережиточные представления, связанные с более ранними этапами развития общества, с языческими верованиями. Это вера в оборотней, домовых, сеношных, леших, упырей, кикимор, русалок, чертей, отголоски веры в белую и черную магию, анимистические представления, различного рода приметы и запреты.

Сравнительно хорошо развит фольклор русского населения, обогащенный вековыми влияниями других народов, но сохранивший истинно русские дух и колорит. Это и многочисленные пословицы, поговорки, загадки, сказки (о животных, волшебные, героические и др.). былины и старины, песни (лирические, обрядовые, шутливые, детские), анекдоты, притчи, плачи-причитания и др. В различных жанрах народного творчества отражались особенности социально-экономической и культурной жизни народа, его мечты и чаяния, его мировоззрение, эстетические, морально-этические, нравственные критерии, ценностные ориентации.

Предки русского населения Дагестана сумели передать своим потомкам рациональные познания в народной медицине, апробированные вековыми методами и практикой приемы диагностирования и лечения многих болезней, недугов, заболеваний, травм и т.д. В основе лечебной практики лежали результаты наблюдений не одного поколения людей над закономерностями природы и особенностями взаимосвязи, взаимоотношений человека с природой. Большинство лекарств и лечебных снадобий было растительного происхождения, меньшая их часть - животного и минерального. При зтом употребление лекарств и их воздействие на организм увязывались со временем суток и временем года. Успешно применяли лекари русского населения Дагестана такие приемы лечения, как диета, голодание, массажи, горячие и холодные ванны и их чередование, специальные оздоровительные физические нагрузки и упражнения и т.д.

Танцевальное искусство русского населения включало старинные русские и украинские танцы, переплясы, хороводы, а также некоторые европейские танцы XIX в. Из русских и украинских танцев чаще всего исполнялись "барыня", "гопак", "камаринская", "казачок", "русская", "цыганочка", "метелица", "сударик", "круговая", "чечетка", "присядка", "трепак" и др. На праздничных и свадебных гуляньях исполнялись также кадриль, полька, панночка, горлинка и пр. До второй половины XIX в. в русской среде были распространены старинные дуды, рожки, трещетки, бубны, барабаны и иные стародавние традиционные музыкальные инструменты. К концу века распространение получили русские (вятские, тульские, сибирские и др.) гармошки, гармошки казанские, осетинокабардинские, астраханские, а также гармошки зарубежного происхождения -так называемые тальянки. Кроме того, обычными стали в быту балалайки, гитары, мандолины, домры.

В новых социальных условиях широкое распространение получили произведения русской профессиональной поэзии, музыкально-песенной и хореографической культуры. Старинные танцы и пляски, русские, казачьи и украинские песни сохранились и продолжают составлять особенность местной культуры.

С эпохи позднего средневековья и до новейшего времени крепли и развивались межэтнические контакты русского населения с другими народами Дагестана, вызванные тесным переплетением экономических и культурных интересов. Наиболее тесные связи сложились с кумыками, вплотную соседствующими с ними. Отношения русских с соседями строились на началах взаимного уважения и доброжелательности; гостеприимство и куначество - характерная черта этих отношений.

В последний более чем полувековой период в межэтнических отношениях произошли значительные прогрессивные изменения, связанные с ростом городов, промышленности, с процессами урбанизации, что в совокупности (со множеством других факторов) способствовало усилению контактов с представителями всех народов Дагестана. Интенсивное плановое и стихийное переселение горцев на равнину сыграло в этом деле весьма большую роль. Не случаен поэтому рост числа межэтнических браков в среде русских Дагестана. Правда, носят они главным образом односторонний характер: подавляющее большинство таких браков - это женитьба представителей дагестанских народов на русских девушках. Дагестанки выходят замуж за русских гораздо реже, что, видимо, объясняется большей приверженностью горянок к своим этническим и религиозным традициям, их более выраженным домоседством.

Дружеские отношения не могли не привести к взаимовлияниям в области хозяйства, культуры, семейного и общественного быта и др.

Значительная часть местной интеллигенции - учителей, врачей, агрономов, ветеринаров, а также механиков, механизаторов, электриков и других - в горах Дагестана складывалась вокруг русских специалистов, большая часть которых была представлена русскими Дагестана. Русские переселенцы обогатили местную традиционную агротехнику новыми методами и приемами в полеводстве, садоводстве, бахчеводстве, огородничестве. Вместе с русскими в Дагестан пришли новые, более совершенные орудия сельскохозяйственного производства, новые полевые, бахчевые, огородные и технические культуры, более продуктивные породы скота и др. Большой вклад внесли представители русского народа в формирование местных квалифицированных рабочих кадров.

Необычайно высока их роль и в процессе становления и развития местной интеллигенции, представленной целой плеядой государственных и общественных деятелей, инженеров, учителей, врачей, агрономов и др. Устное народное творчество стало проникать в местный фольклор горского и плоскостного населения Дагестана в виде заимствований. Материальная культура местного населения обогатилась элементами русской и казачьей одежды: фуражки, кепки, шапки-ушанки, шапки "кубанки", ватники, брюки типа "галифе", рубахи русского образца и т.д. Местное промышленное производство в значительной степени получило толчок от русских предприятий перерабатывающей промышленности.

Примеры положительного, прогрессивного влияния русского населения на быт и культуру народов Дагестана можно умножить. Это не было, однако, явлением одностороннего порядка: русское население Дагестана, станичное и поселковое, со своей стороны испытывало на себе влияние культуры и быта равнинных и горских жителей области. Виноградарство переселенцы заимствовали у дагестанцев, и затем эта отрасль хозяйства получила здесь дальнейшее развитие. Марено-водство русские тоже переняли у местного населения. Многовековая практика дагестанских скотоводов обогатила русское население рациональными приемами разведения и содержания мелкого рогатого скота.

Элементы традиционной строительной культуры проникали в быт русского населения, немало заимствований можно было наблюдать и в одежде русских женщин и особенно мужчин. Хинкал, чуду, курзе, чурек, долма и другие блюда дагестанцев прочно вошли в рацион местных переселенцев. Повлияли на семейные и общественно-бытовые обряды русского населения также и элементы свадебной обрядности дагестанцев, распространенные в их среде обычаи гостеприимства и куначества, взаимопомощи. Русское население пользовалось рациональными методами и приемами из обихода лекарей народов Дагестана. В среде русских некоторые дагестанские мелодии и дагестанская лезгинка - не такие уж редкие явления.

Развитию народного образования в Дагестане отдавали свои силы и знания русские педагоги А.П. и Н.И. Скрабе, П.А. Егоров, О.С. Лопухина, С.М. Иванов, И.В. Машкова, А.П. Молотиков, Н.Ф. Тарасевич, М.С. Афанасьев, А.В. Тимушев, И.Я. Яковлев, С.М. Пеньковский, Ф. Капельгородский и др.

Большую роль в распространении научных медицинских знаний, в снижении заболеваемости и смертности среди горцев сыграли знаменитый Н.И. Пирогов, врачи И.С. Костемеровский, Э.Ф. Гольмблат, Э.С. Андреевский, А.И. Годзиевский и др. В 1847 г. при осаде сел. Салты Н.Й. Пирогов впервые применил эфирный наркоз. Свыше 600 операций с применением наркоза им проведено было затем в Темир-Хан-Шуре, Дербенте, Кази-Кумухе и других местах. Много времени и внимания он уделял обучению научным методам лечения местных горских врачевателей. 12 лет оказывал врачебную помощь населению Дагестана Э.М. Гольмблат. Целый ряд мероприятий по борьбе с инфекционными заболеваниями разработал в Дагестане Э.С. Андреевский, применявший, в частности, на практике хинин для лечения малярии.

53 года безвыездно провел в Дагестане И.С. Костемеровский, который только в должности врача Дагестанского полка оказал медицинскую помощь 15,5 тыс. больным (1852— 1860 гг.). Не менее плодотворной была его деятельность в Гунибском, Казику-мухском округах, в Петровском военном госпитале, повсюду он страстно пропагандировал медицинские знания. Много сил и самоотверженного труда отдали делу здравоохранения в крае и воспитанию местных медицинских кадров и менее известные русские медики, врачи и хирурги.

Огромное значение в культурном развитии народов Дагестана имел русский язык, посредством которого горцы получили возможность приобщиться к достижениям мировой науки и культуры. Весьма закономерно, что первый профессиональный театр в Дагестане был Русский драматический театр.

Научное изучение природы, истории, культуры и быта Дагестана связано с именами таких выдающихся русских ученых, как С.Г. Гмелин, Г.В. Абих, Д.Н. Анучин, А.И. Кузнецов, Н.И. Пирогов, В.В. Докучаев, М.М. Ковалевский, П.К. Услар, Е.И. Козубский, А.А. Булгаков, Д.В. Голубятников и др.

Большой вклад в изучение истории, археологии и этнографии Дагестана внесли русские ученые А. Верже, И. Березин, Е. Вейденбаум, В. Комаров, Н. Дубровин, Ф. Леонтович, М. Ковалевский, А. Неверовский, Н. Воронов и др.

В изучении недр, флоры и фауны Дагестана внесли бесценный вклад выдающиеся русские ученые Д.Н. Анучин, Г.В. Абих, Н.И. Андрусов, Е.И. Богданович, А.А. Булгаков, В.В. Докучаев, Д.В. Голубятников, Г. Рауде, К.П. Калиц-кий, Н.И. Кузнецов и др.

В дореволюционный период и в первые годы советской власти уровень образования русского населения Дагестана был существенно выше, чем у местного коренного населения. К 1960-1980-м годам положение нивелировалось.

Перспективы этнического развития русских в Дагестане, имеющие на своем пути определенные трудности, связанные с общей социально-политической обстановкой в стране, тем не менее обнадеживают. В последнее время, как уже указывалось, масштабы и темпы миграции русского населения из республики несколько уменьшились. Современные культурные и экономические проблемы пытаются решить общественные движения "Русь", "Русская община", "Терский казачий округ".

Русские. Народ Дагестана